Как летчик из Мелитополя совершил два тарана в одном воздушном бою

Как летчик из Мелитополя совершил два тарана в одном воздушном бою

Ровно 78 лет назад, 10 ноября 1941 года, в газете «Известия» было опубликовано следующее сообщение из действующей армии:

«Три скоростных истребителя летели крыло к крылу. Задание было серьезное — прикрыть продвижение своих войск на железнодорожном участке и после этого произвести штурмовку переправы противника на реке В.  

Войска, сопровождаемые самолетами, благополучно прибыли на станцию Н. Летчики отправились выполнять вторую часть задания. В воздухе они встретили два вражеских бомбардировщика. Лейтенант Николай Лисконоженко бросился за одним из них и винтом подрубил ему хвост. Враг рухнул на землю.

Во время атаки Лисконоженко оторвался от своей группы и оказался в облаках. Едва он вышел из облаков, как на него напали три «Мессершмитта-109». После первого тарана у советского истребителя уже был погнут винт, но, быстро оценив обстановку, летчик решил таранить «Мессершмитт». Воспользовавшись запасом высоты, Лисконоженко бросился в лобовую атаку. Фашистский летчик открыл пушечный и пулеметный огонь. Лисконоженко, раненный в голову и в плечо, все-таки сумел ударить фашиста.

Когда вражеский самолет, объятый пламенем, упал на землю, Лисконоженко, собрав последние силы, попытался посадить свою поломанную машину. Это ему не удалось. Машина не слушалась руля. Она похоронила под собой героя-летчика.

Неувядаемой славой покрыл себя Николай Лисконоженко. Вся 22-летняя жизнь славного сталинского сокола — участника двух войн может служить образцом служения родине и народу. Подвиг его бессмертен. Младший лейтенант Е.Крейн, спец. корреспондент».

Младший лейтенант кое-что в своей заметке выдумал: в частности, то, что Николай Лисконоженко будто бы был участником двух войн. Он вообще воевал только четыре дня. Ну, да ладно, кто из спец. корреспондентов без греха) Сегодня заметка младшего лейтенанта – это, можно сказать, исторический документ. Причем часть ее – слово в слово, вошла в наградной лист – в представление к присвоению отважному летчику звания Героя Советского Союза [присвоено посмертно 27 декабря 1941 года]. Получается, что на основании газетной заметки последовало представление к присвоению геройского звания. Не каждый спецкор может таким похвастать.

*

Биография у этого симпатичного парня с внимательным, чуть ироничным взглядом самая обычная для его времени: родился – пятым ребенком в семье, 6 мая 1919 года в селе Новоданиловка Акимовского района. Гавриил Афанасьевич Лисконоженко, участник Первой мировой и отец будущего Героя, умер до рождения сына. В 1922 году семья перебралась в одну из коммун Мелитопольского района, а в 1932 году, «когда был неурожай», как пометит потом в автобиографии курсант школы военных пилотов Николай Лисконоженко, – в Мелитополь. В том же «неурожайном» году, который стал началом Голодомора в Украине,  Ефросиния Ивановна Лисконоженко, мать будущего Героя, была осуждена «за хищение колхозного зерна».

В июне 1935 года смышленый, но не очень охочий до учебы паренек из коммуны закончил семь классов в Мелитополе, а в августе следующего – Мелитопольскую слесарно-механическую школу НКПС.

Я не случайно отметил, что будущий Герой не тянулся к знаниям. И они, собственно говоря, не шли ему навстречу с распростертыми объятиями. В Мелитопольском краеведческом музее мне показали свидетельство об окончании Николаем Лисконоженко семилетки. Разнообразия оценок в нем не наблюдается. Напротив всех предметов проставлено одно слово: «Удовлетворительно». Не блистал в учебе Николай и в Качинской военной школе пилотов. Вот выписка из хранящейся в музее характеристики на курсанта Лисконоженко: «Внешний вид и строевая подготовка посредственны. Вял, малоподвижен, скрытен. Общее развитие слабое. Курс внеполетной подготовки усвоил посредственно, а теорию полета – слабо. Материал усваивает туго».

Правда, и на другие черты характера обратили внимание наставники курсанта Лисконоженко, который за восемь месяцев учебы в школе пилотов совершил в общей сложности 256 посадок [мне понравился система учета в Каче – не по взлетам, а по посадкам]: они отметили, что он «физически развит хорошо», обладает «хорошей волей». Кроме того, «смел, решителен, летает хорошо. При сложной обстановке возбуждается, но в своих действиях решителен».

*

Повоевать командиру звена 2-й эскадрильи 513-го истребительного авиаполка лейтенанту Николаю Лисконоженко довелось немного: 29 октября 1941 года его только что сформированный и вооруженный истребителями «ЛаГГ-3» полк поступил в распоряжение 52-й отдельной армии Волховского фронта, получив в свое базовое распоряжение станцию Веребье, что в Новгородской области. Через четыре дня – 2 ноября, в свой третий боевой полет и ушел с пристанционного аэродрома мелитополец. Ну, а что случилось дальше, рассказал спецкор «Известий» в своей заметке от 10 ноября.

Между прочим, 5 ноября 1941 года в боевые части германских ВВС поступил циркуляр рейхсмаршала Германа Геринга: «…не приближаться к советским самолетам ближе, чем на 100 метров во избежание тарана». Настолько, получается, шокировал немчуру своим поведением в бою 22-летний симпатичный парень из Мелитополя с внимательным, чуть ироничным взглядом…

Владимир ШАК

Лейтенант ВВС Николай Лисконоженко

С братом и сестрами

С однополчанами

 

(Visited 130 times, 1 visits today)
Оставить комментарий


Отправить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *