Эстония: люди

Эстония: люди

От первых впечатлений в аэропорту, эстонцы, летевшие вместе с нами рейсом Борисполь Киев – Леннарт Мери Таллинн, притягивали внимание. Невычурной, но очень комфортной манерой одеваться: с легким намеком на фольклорные мотивы – в орнаментах, в добротности теплой одежды. Своей неспешной тягучей речью. Раскованностью, свободой и – вежливостью. Эстонцев нечасто встретишь в наших местах (по статистике, их 1,1 миллиона – капля в человеческом море), почти миллион проживает в Эстонии. Они летели к себе домой. У нас же впереди была целая неделя – погостить в этом уютном европейском доме, куда группа журналистов из Украины отправилась по приглашению Estonian Center of Eastern Partnership (ECAMP).  

Программа работы была настолько плотной, по пять-шесть встреч в день, до десяти часов экскурсий и бесед – о том, как устроена эстонская жизнь – что очень хотелось записать прежде всего, ощущения, мысли, рождающиеся в общении. Составить свое понимание того, как в Эстонии, отметившей в 2018 году столетие своей государственности, построено общество, в котором живет большая часть этого немногочисленного народа.

Ян Рейнхальд, директор ECAMP: Законы эстонцы соблюдали всегда”

Как Эстония справилась с коррупцией, господин посол?

– Эстония занимает 21-е место в рейтинге стран, победивших коррупцию. В прошлом году – 22-е, мы движемся вперед. На первых местах наши соседи, скандинавские страны: Финдяндия, Норвегия, Швеция.

На вопрос, как случилось, что после ухода Советского Союза в Эстонии коррупции почти нет, отвечу просто: наши правоохранительные органы не позволили прийти к власти олигархам в начале 90-х. Больших олигархов в Эстонии нет.

Во-вторых, кто были самые первые инвесторы в Эстонии? Финны и шведы, страны с очень невысокой коррупцией. И уже 25 лет их бизнес-структуры работают в Эстонии, и никто не толерирует коррупции.

Украина 130-я среди 180-ти стран (131-я в прошлом году). И пока есть коррупция, иностранные инвестиции не придут в вашу страну.

В чем заключается энергия, позволившая Эстонии так быстро подняться? Тому, что Эстония вот так поднялась и полетела?

– Эстонцы высоко не летают. Эстонцы очень законопослушные люди. В Эстонии очень популярно платить налоги. Все декларации легко заполняются благодаря Е-государство. Еще десять лет назад до введения электронного правительства было не так легко, сегодня же оно экономит нам два процента ВВП (столько же, сколько Эстония тратит на оборону). А законы мы соблюдали и в советское время, и во время немецкой оккупации, – всегда.

Тиина Илсен, программный директор ECAMP: “Мы понимаем, что нет ничего лучше, чем жить в своей стране”

На вопрос, как Эстонии удалось столь быстро перестроиться и стать самой развитой страной в бывшей советской Прибалтике, что послужило энергией для эффективного проведения реформ, Тина задумчиво, но уверенно ответила:

“Вы знаете, мы ждали свое государство! Все советское нам навязанное время мы жили с памятью о нашем первом государстве, нашей независимости – с 1918-го по 1940 год, все 50 лет советского периода.

Поэтому, с получением независимости в начале 90-х всем было ясно, что мы будем строить свое государство. Такую страну, где мы сами хотим жить и сами за это ответственны. Что не будет уже какой-то анонимной «москвы» или «советского союза», которых можно во всем обвинить. (Ведь это на самом деле было очень удобно, как мы поняли. Так легко – во всем видеть вину Советского Союза!)

Это желание и было топливом, когда мы прыгнули на путь преобразований: мы хотим жить в стране, где мы хотим жить. Мы так ее ждали!

Поэтому мы любим платить налоги, любим соблюдать законы. Это дает нам чувство безопасности. Если у нас есть закон, это гарантирует нам, что мы можем содержать свое государство и оно не развалится на куски.

И наша ответственность в том, чтобы эти законы работали. Поэтому то, как наше гражданское общество принимает решения, участвует в управлении страной – и есть механизм, который делает законы не просто декларацией, а заставляет их работать. Это доверие государству заключается в том, что мы платим налоги и делаем свою работу, а государство делает свою.

Если не выполняет, мы не просто протестуем – хотя и это делаем иногда. Через механизмы, которые встроены в наше законодательство – мы можем вмешаться и требовать у тех же депутатов, у тех же министерств, выполнения того, что по нашему мнению, не работает.

Кстати, электронное Е-государство, которое мы внедрили – это инструмент, а не цель. Это платформа для общения, наблюдения и, контроля над государством, над выполнением им обязанностей. Это формат того, как общество может работать прозрачно и каждый может в этом участвовать.

Я часто наблюдаю, с тревогой иногда, как в разных странах, и в вашей в том числе, говорят: внедрим одно дигитальное решение, и все проблемы будут решены. На самом деле Е-государство – это только инструмент для того, чтобы менять отношение к своим обязанностям и возможность для граждан общаться со своим правительством.

Все, что мы делаем, мы делаем для себя. Это не сразу пришло. Постепенно появилось доверие к государству – в том числе, и по экологическим вопросам. И мы понимаем, что бросая мусор, спуская отходы в реки, мы уничтожаем свое государство, свою же страну, где мы так хотим жить! Поэтому это невозможно.

Все эстонцы понимают, что нет лучшего, чем жить в своей стране. Поэтому нет смысла держать кулак в кармане, требовать что-то анонимно, когда можно самим влиять на решение проблем – эта система у нас простроена”.

Тармо Луудус: “Учебу оплачивает государство, но по большому счету, мы – это государство”

Целью нашей поездки было не только столичные реалии, но и возможность познакомиться с жизнью глубинки.

По дороге в Тарту мы посетили Вильяндинский центр профессионального обучения. Это средняя профессиональная школа в четырех километрах от уездного города Вильянди, в деревне Вана-Выыду.

Двухлетняя сельскохозяйственная школа появилась здесь В 1920 году, когда местное помещичье поместье перешло в пользование народа.

– С тех пор у школы было много имен. До 1999 это был четырехлетний сельхозтехникум. В 1999 году местные профтехучилище, сельхозучилище и учебный комбинат объединили в нынешнее заведение и разместили здесь, – говорит Тармо Луудус. – В то время я был мэром Вильянди. Почему выбрали Вана-Выыду? Здесь есть общежитие и удобный транспорт.

Но в то время школа была… в нехорошем состоянии. До объединения здесь и коровники были, и на месте аудитории, в которой мы сейчас разговариваем, до 1999 года была площадка для доения. Так что можно представлять, разговаривая, что тут коровы ходят.

Я пришел сюда в 2004 году, когда бросил большую политику. Мой сын пошел в первый класс и я подумал, что надо быть с ним. Вернулся из Таллинна домой, и прошел конкурс на место директора.

Как раз в 2008 году мы в Эстонии вводили концепцию новой школы. Тогда же пришли европейские деньги, и мы смогли все это создать. То, что вы видите здесь сегодня, — плод нашей фантазии и трудов, за деньги Евросоюза (15 млн евро), три млн евро, которые нам выделило государство, и три миллиона, которые мы сами заработали за 15 лет работы.

В центре обучается 800 учеников, из них 400 после девятого класса основной школы (для них образование трехлетнее), остальные – взрослые люди, которые получают здесь специальность. Мы даем образование по семи профессиям, среди которых – повара, мастера авторемонта, строители (электрики и сантехники, сварщики), мастера по деревообработке, информационные технологии…

В Эстонии осталось 33 школы такого типа,до реформы было 93 государственных и четыре муниципальных. Сокращение и объединение начали в 1995 году, чтобы сократить расходы на управляющий персонал.

“Повлияла демография. Семь лет назад в нашем уезде девятый класс закончили 1200 ребят, сейчас – 400. По статистике, 200 из них едут в Таллинн, 100 – пойдут в гимназии, нам остается 100 человек. А таких заведений, как наше, – два в Вильяндинском уезде.

Но мы ежегодно принимаем 300-350 учеников после девятого класса: к нам едут из других уездов Эстонии. У нас конкурс: на инфотехнологии два-три человека на место, на авторемонт полтора-два на место. Знают, что мы даем хорошее качество образования. Наших учеников охотно берут на практику и забирают на предприятия. У нас очень тесные отношения с фирмами. Кто-то из выпускников сам находит работу, а кто не найдет, – поможем. Есть специальный курс, где ученики учатся писать резюме, заявления, представлять свою работу. К нам на презентации приезжают представители предприятий”.

Обучение оплачивает государство. “Но ведь, по большому счету, мы – это государство. Образование бесплатное, проживание в общежитие – 38 евро в месяц, в каждой квартире по четыре человека. Обед и завтрак тем, кто живет при школе, – бесплатный. И транспорт, доставляющий в школу – бесплатный. Рабочая одежда тоже выдается бесплатно”. 

Годовой бюджет учебного центра – почти четыре млн евро. “Мы думаем, что на 800 учеников это маловато, – шутит директор. – Раньше из бюджета получали определенную сумму на каждого ученика (по головам, так сказать). Сейчас мы получаем от государства деньги по трем категориям: на содержание инфраструктуры, на оплату работы учителей.  Третья сумма зависит от количества учеников.

Средняя зарплата учителей составляет 1300 евро (как в столице). Те преподаватели, которых не хватает, получают 2500 евро. В основном, это информационные технологии. Так как такие преподаватели приходят к нам из бизнеса, где зарплаты не ниже 2500-3000 евро, мы платим не меньше”.

Существует ли перекос, как в Украине: все хотят быть юристами и никто сантехниками? “Существует. Все хотят быть «белыми воротками». Но, к счастью, Евросоюз и обстановка на рынке труда это регулирует. Люди понимают, что настоящая работа дает хорошие деньги. Государство дает и бесплатное высшее образование. Но государство имеет с университетами договоры, кого и сколько они должны за эти деньги выпускать. У нас тоже есть центральная система, откуда приходит указание, на каких специалистов есть спрос, кого учить”.

Мини-экскурсия по учебному центру провел для нас Тармо Луудус. 

Инфотехнологии. “В этом году заменили 240 компьютеров. Есть любая техника, включая Apple”.

Автомастерская. Здесь обучаются 140 учеников на дневной форме обучения. Есть и стенды, и «живые авто».

Машины для обучения не покупают. “Получаем от государства, от министерства иностранных дел, списанные, в хорошем состоянии – с пробегом десять тысяч км. Кроме того, КИА motors – партнер центра, как только появляется на рынке новая модель, сразу – к нам. Есть подаренный электромобиль Tesla.

Преподаватели – молодые ребята, которые оценили преимущества такой работы. Лето они имеют свободное, и в каникулы путешествуют по Европе на автомобилях”.


Деревообработка. Делают беседки, садовую мебель, мягкую мебель, перетяжку, выполняют любые столярные работы.

Кроме классического обучения, здесь есть платное обучение изготовлению гармоний старого образца. Обучение – 1800 евро. “Одна гармония стоит 3500 евро. Если за год такую сделаешь, окупаешь обучение и останется столько же”.

Сантехника и ремонт: отделка стен, сантехнические работы, изготовление каминов.

210 учеников. Первый год обучаются здесь, потом каждый год – два месяца на практике на предприятии. То есть учеба ведется на рабочем месте.

ПовараНа кухне работают сами учащиеся. “Получают практику, еще и кейтеринг делают.

На практику юных поваров приглашают в Риохо, Испанию, четверо поехали в Италию, работают во Франции, Германии.

Выпечка сильна как специальность в другом техникуме в уезде Вильянди, но и наши повара умеют все”, – гордится директор.

Библиотека при центре обслуживает все село. Содержится за средства местного самоуправления.

Тармо Луудус – председатель общества развития профтехобразования Эстонии, в будущем году поедет делиться опытом работы в Украину, в Тернополь. Но это еще не все в интереснейшей биографии нашего энергичного собеседника. Получив педагогическое образование, Тармо  и преподавал, и директорствовал в нескольких школах с молодых лет. В 1989 году, в 31 год, Тармо Луудуса избрали в совет Вильяндинского уезда.

В 1996 году он победил на выборах, стал мэром Вильянди, пребывая на этом посту до 1999 года. Был министром внутренних дел Эстонии с ноября 1999 года по 28 января 2002 года и стремился провести административную реформу, которая сократила бы до 60-ти количество местных органов власти (с 226-ти!). Правильность такой реформы была подтверждена позже.

Сейчас над реформой, досадуя, что опоздали на пятнадцать лет, работает наш гид по Эстонии и товарищ Тармо Луудуса по партии «Союз Отечества и Res Publica», журналист Аймар Алтозар.

Аймар Алтозар. То, о чем не прочитаешь в газете

В эстонском парламенте

Он приносит нам газету Postimees со своей статьей, которую, увы, мы не можем прочесть. Он приносит нам еще кипу газет, которые дает полистать, но не отдает: “Я еще не все прочитал”. В статье опубликовано его интервью с министром, разговор идет о том, как добиться ротации чиновников, засидевшихся в своих креслах, – и снова о необходимости реформы, которая этого засиживания не допустит.

Газеты – это страсть. Учительская газета, Serp (раньше была Серп и молот), Postimees, в которой Аймар работает…

В дороге мы листаем газеты и разговариваем, – о том, что видим за окном, о том, что не успеваем спросить на встречах, а также слушаем его мнения об истории, о нынешних временах. Что-то я успеваю записать в блокнот, чтобы поразмыслить и поделиться. Например:

“виру – так финны называют эстонцев. Вены – так в Эстонии называли русских”;

“только три из народов финно-угорской группы имеют независимые государства: Финляндия, Венгрия и Эстония”;

“Латвия всегда славилась военными. И это ей навредило. Пошла служить вначале на Россию в войне 1914 года. Потом на советы (латышские стрелки). Потом на немцев… Погибло много латышей – не за свою страну. И сейчас Латвия чувствует влияние России (половина – за Россию, половина – поддерживает независимую Латвию)”.

“На северо-востоке Эстонии, в Нарве, живет до 95 процентов русскоговорящего населения, но там настроения проэстонские – благодаря российскому телевидению, в частности. Они видят и понимают, что так, как в России, они жить не хотят”.

“В Эстонии вернули досоветскую собственность – стопроцентно”.

“Таллинн был разрушен во Вторую мировую войну на четверть своей старой части, Тарту – на 40 процентов, Нарва – полностью”.


В центре города стоит сталинская высотка – нам показал ее Армас. Ее называют в шутку «Турецкое посольство»: именно так, полумесяцем, снизу выглядит советский герб (фото из ЖЖ).

Проезжаем цех бывшего завода «Двигатель» и следы от надписи ELAGU NLKP! (Слава КПСС!): “Здесь был завод с дореволюционной историей, долгой советской историей и борьбой за интернационализм в разваливающемся СССР. Сейчас здесь техногород, в котором работает пять тысяч сотрудников, в скором времени их будет 40 тысяч”.

“Аэропорт имени Леннарт Мери постоянно расширяется – сейчас он принимает два миллиона пассажиров (начинался с 400 тысяч). Нагрузка – 40-50 рейсов в сутки. Но это мало. Больше – у латышей, еще чаше летают из Хельсинки.

Был в прошлом году в Туркменистане. Туда очень трудно попасть! Есть огромный аэропорт, но – всего 11 рейсов в день”.

Вдоль трассы – лесополосы из елей, они же отделяют от дороги хутора, небольшие поселки. Площадь эстонских лесов — около 2,2 млн га, более половины материковой части страны. В Европе Эстония занимает по этому показателю четвертое место после Финляндии, Швеции и Словении. “Выросло поголовье волков, которые сейчас причиняют вред сельскому хозяйству, когда волки учат молодых. Могут увлечься и вырезать целое стадо. Лис в лесах без счету – можем поделиться”, – комментирует Армас.

“Озеро Юлемисте – это вода, которую мы пьем. Если ее не хватает, берем из каналов, из речек”. (В Эстонии можно пить воду из-под крана, как и почти везде в Европе).

После посещения производства Cleveron, которое выпускает индивидуальные почтовые ящики и предлагает услуги доставки, Армас рассказывает: “Таких предприятий немного в Эстонии, но они есть. Я знаю фирму, которая выпускает лесовозы, самые дорогие в стране и причем самые востребованные. Потому что они такие люди, что учитывают все пожелания, все условия работы клиентов: например, мокрый лес, сухой лес, гористая местность… Сами выезжают на ремонтные работы. У них 50 сотрудников с зарплатой в 3000 евро. И никаких иностранных инвесторов. Только эстонский капитал”.

Пенсия в Эстонии составляет 400-450 евро. Мне это важно: благодаря тому, что я познакомилась в прежних пресс-турах Центра восточного партнерства с эстонскими журналистами, моей подруге, отработавшей в этой стране трудовой стаж, начислили пенсию в 330 евро. Это безбедная жизнь в условиях Запорожья.

Запорожский сувенир в офисе ECAMP

И повод для раздумий: почему даже работа в прошлом веке в Эстонии позволяет получать в Украине сумму, о которой не каждый местный пенсионер может даже мечтать?

И как наконец добиться ответственности от депутатов разного ранга, которых мы в Украине выбираем – в условиях, далеких от эстонской прозрачности? Как реорганизовать, не разрушая, профессиональное образование? И каждому ли нашему отставному министру под силу организовать нечто, подобное эстонскому районному сельхозтехникуму?

О том, как нам устроить жизнь в Украине, чтобы в ней хотелось жить.

 

Инесса АТАМАНЧУК, фото автора

Материалы подготовлены во время обучающего визита региональных журналистов в Эстонию, организованного Эстонским центром восточного партнерства.

 

(Visited 109 times, 1 visits today)
Оставить комментарий

Отправить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *