Афганец Юрий Притула: «Получив приказ о выходе в Союз, мы бросили колонну из 500 машин»

Афганец Юрий Притула: «Получив приказ о выходе в Союз, мы бросили колонну из 500 машин»

Границу СССР 2-я мотоманевренная группа, в которой старший лейтенант Юрий Притула служил командиром батареи, имея при этом двухлетний опыт пребывания в составе десантно-штурмовой группы, пересекла примерно в полдень 15 февраля. И вышла прямо на территорию советской погранзаставы.

— Насколько помнится, войска наши переходили границу через Термезский мост. Это далеко от той погранзаставы, на которую вышла ваша группа?  — спросил я у Юрия во время нашей встречи с ним в Васильевке десять лет назад.

— Термезский мост — это территория соседнего погранотряда.

— Так вы что, Юрий Николаевич, зеленую пограничную форму тогда носили?

— Не зеленую — обычную. Правда, без знаков различия. И напрямую подчинялись Москве.

—  А для чего предназначалась мотоманевренная группа?

— Для ликвидации бандглаварей. Для уничтожения бандформирований, готовивших провокации на границе. Караваны с оружием мы также ловили… много чего делать доводилось!

— Вас вертолетами перебрасывали? Сколько обычно бойцов в операции участвовало?

— До сотни. А переброска группы действительно вертолетами осуществлялась.

— Члены так называемых бандформирований хорошо подготовлены были к войне?

— Конечно! Советниками на той стороне ведь служили американцы, французы. Мы получали, кстати, информацию, что какие-то европейцы, но не русские, делают прививки баранам. Зачем? Так и не разобрались. Возможно, бактериологическое оружие испытывали на животных. А однажды наша группа взяла учебную базу — двухэтажный дом с отлично оборудованными классами. Литературы там специальной масса находилась: по вооружению Советской Армии, по техническому оснащению, по тактике действий спецподразделений — то есть бандиты изучали нашу тактику.

— Орден Красной Звезды вы за что получили?

— За разгром прикрытой 16-ю точками ПВО горной базы душманов, которую взять не могли с начала афганской войны.

— А вы как взяли ее?

— Прямо на головы высаживались! Ну а предварительно, планируя операцию, изучили аэрофотоснимки базы, разобрались, кто и откуда будет выходить, кто какое направление будет прикрывать. Подходим к базе. По моему вертолету ДШК с земли начал бить — крупнокалиберный пулемет. Летчик говорит мне: «Возьми его и я попробую сесть». С двумя бойцами я вышел на пулеметную точку. И взяли ее.

— Гранатами забросали?

— Да. Тактика действий у нас такая: двое прикрывают, один передвигается… быстро-быстро! Подобрались на бросок гранаты, кинули на точку их три штуки. Одну душманы успели назад выкинуть. Оборонялись отчаянно! Осколком выброшенной гранаты пробило руку ефрейтору, который со мной находился. А тут и вертолет сел. Наших еще человек пять-шесть   выскочило.

— Что с базой было?

— Взорвали ее со всеми боеприпасами, включая мины и реактивные снаряды. Горы сотряслись от взрыва.

—  А февраль 89-го хорошо помните, Юрий Николаевич?

—  Отлично! 10 февраля наша группа ушла на боевое   задание: сопровождать в Кабул колонну из 500 машин, доставивших в Афганистан из Советского Союза продовольствие и техническое оснащение. А вечером 13-го получаем приказ: бросайте колонну и возвращайтесь. Афганцы переполошились: как же так? Колонну ж душманы расколотят. Но приказ есть приказ. На своей точке мы были 14 февраля, а 15-го рано поутру ушли на границу. И в полдень вышли на территорию советского погранотряда.

— Вас поздравили с окончанием войны?

— Два часа на ветру продержали у бэтээров: оружие пограничники принимали, боеприпасы. Полики в машинах даже снимать приходилось — завалившиеся случайно патроны искали. Собаки пограничные тем временем наркотики вынюхивали. А за заставой местный народ нам плов приготовил. «Идите!» — зовут. А куда идти? Проверка!

— По сто граммов-то в конце концов налили?

— О чем вы говорите? Конечно, нет!

— И что дальше было — после проверки?

— Метрах в трехстах от заставы нам приказали остановиться и построить блиндажи. «Здесь, — сказали, — вы будете жить. Ближайшие год-два».

— И вы там жили?

— Ну да, два года. Среди барханов.

— Почему ж вас домой не отпустили?

— После вывода советских войск не исключены были провокации со стороны душманов. Вот и держали в боевой готовности нашу мотоманевренную группу. На всякий случай.

Афганца расспрашивал Владимир ШАК

Фото Сергея ТОМКО

(Visited 84 times, 1 visits today)
Оставить комментарий

Отправить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *