Саммит G20 в Аргентине: от свободной торговли до Керченского кризиса

В Буэнос-Айресе открывается саммит G20. Повестка дня «большой двадцатки» изобилует актуальными темами, но ожидающееся «шоу Трампа» ставит под вопрос достижение конструктивных результатов по итогам встречи.

В пятницу, 30 ноября, в аргентинской столице Буэнос-Айресе начнет свою работу двухдневный саммит лидеров стран «большой двадцатки». Среди первоочередных вопросов, которые предстоит обсудить в рамках саммита G20: эскалация конфликта в Украине в связи с действиями России в Керченском проливе, убийство журналиста Джамаля Хашогги в консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле и «торговая война» США с Китаем и странами ЕС.

Кроме того, на полях саммита должна была состояться встреча президентов РФ и США. Россия до последнего выражала надежду на то, что Дональд Трамп и Владимир Путин встретятся и обсудят ситуацию вокруг договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), из которого хотят выйти Соединенные Штаты, обвиняя Россию в его нарушении. Однако президент Трамп после инцидента в Керченском проливе поначалу поставил под вопрос возможность этой встречи, а накануне начала саммита окончательно отказался от нее.

Чего ожидает от саммита Аргентина

Нынешний саммит G20 — десятый по счету. Но впервые лидеры 20 самых крупных индустриальных стран мира встречаются в Латинской Америке. Президент Аргентины Маурисио Макри, который в своей стране борется с финансовым кризисом, связывает с саммитом G20 надежду на то, что ведущие экономические державы мира обратят внимание на проблемы континента. «Нам должно быть ясно, что повсюду в мире становится не меньше, а все больше несправедливости. И как заявил Макри, мы организуем саммит G20, который должен что-то сделать для каждого человека», — говорит один из сотрудников МИД Аргентины Педро Дельгадо, занимающийся подготовкой и организацией саммита.

Рынок труда в эпоху цифровизации, образование, ситуация с продовольствием, долгосрочное развитие — вот те вопросы, о которых должна идти речь на саммите. Но аргентинский дипломат понимает, что внимание, в первую очередь, будет уделено не Латинской Америке, а США, чья торговая политика привела к серьезному напряжению в отношениях не только с конкурентом Китаем, но и с союзниками — ЕС и Канадой. Штрафные пошлины и торговые конфликты негативно отразятся на мировой торговле, предупреждает глава Международного валютного фонда (МВФ) Кристин Лагард: «Их влияние очевидно. В худшем случае принимаемые меры (введение штрафных пошлин. — Ред.) приведут к тому, что показатели мировой экономики снизятся на 0,5 процента. Это наши оценки, которыми мы готовы поделиться со всеми, кто интересуется торговлей».

Речь о протекционизме и позиции Трампа 

Канцлер ФРГ Ангела Меркель (Angela Merkel) и другие участники саммита G20 намерены отстаивать в Буэнос-Айресе правила свободной и честной мировой торговли. Но ситуация в настоящий момент такова, что саммит вполне мог бы проходить под лозунгом: «Все против одного. Все против Трампа». Для американского же президента, который будет участвовать только в первом дне работы саммита «большой двадцатки», важна лишь его собственная позиция, согласно которой национальные интересы Америки — прежде всего. Требования международных институтов, таких как Всемирная торговая организация (ВТО), а также  участников саммита «большой двадцатки» для него не столь существенны и даже обременительны.

Трамп намерен использовать саммит в Буэнос-Айресе для того, чтобы встретиться с китайским лидером Си Цзиньпином. При этом, с одной стороны, он хочет пойти на сделку с Китаем, с другой — угрожает ему. «Мы все делаем очень хорошо с Китаем. КНР хочет обязательно заключить сделку. Возможно, китайцы об этом не говорят, но точно этого хотят. Если мы не заключим сделку, то введем дополнительные штрафные санкции, а это будет стоить китайцам еще 250 млрд долларов. Потому что Китай много-много лет нас обкрадывал. Но при мне этого больше не будет», — заявил Трамп в Вашингтоне накануне саммита.

Юнкер и Трамп на саммите G20 в Гамбурге в 2017 году Юнкер и Трамп на саммите G20 в Гамбурге в 2017 году

А вот будет ли шанс у главы Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера вести переговоры с Трампом о пошлинах на алюминий, сталь и автомобили, пока непонятно. Переговоры по этому вопросу между США и ЕС, начавшиеся летом этого года, пока ни к чему не привели. Юнкер, как и многие европейские политики, считает причиной тому американский протекционизм. «Я не люблю унилатерализм, потому что при нем кто-то один не считается с потребностями всех остальных. Я остаюсь убежденным мультилатералистом», — говорится в сентябрьской речи Юнкера, посвященной ситуации в ЕС.

Чего еще ожидают от саммита G20

Кроме «шоу Трампа», как называют ожидающийся спектакль европейские дипломаты, на саммите в Аргентине будет идти речь о профессиональной подготовке и образовании молодежи. В прошлом году, когда саммит «большой двадцатки» проходил в Германии — стране, на тот момент возглавлявшей G20 — основной темой была помощь африканским странам. Документ, подписанный тогдав Гамбурге, можно назвать успехом, считает президент ЮАР Сирил Рамапоса. Накануне саммита в Аргентине он посетил Германию и принял участие в конференции, посвященной подготовке G20 в Буэнос-Айресе. Рамапоса, обращаясь к немецкой делегации, отметил: «То, как функционирует ваша система, в которой работодатели, предприниматели и государство сотрудничают друг с другом, было для нас примером. Мы можем сказать, что будем этому учиться. Но большой проблемой для нас является огромный дефицит специалистов в нашей стране. И в этом Германия могла бы нам помочь».

«Подготовка специалистов может стать не только примером для Африки, но и для всего мира», — полагает Педро Дельгадо. — «Мы представим на саммите точку зрения Юга, мир из перспективы развивающейся страны. Потому что мы до сих пор являемся развивающейся страной, и это формирует наши приоритеты». Однако эти приоритеты иные, нежели у президента США Дональда Трампа, добавляет дипломат.

Аргентинская сторона надеется, что в конце саммита лидеры стран «большой двадцатки» несмотря на позицию Трампа станут теснее сотрудничать друг с другом. «Мне бы хотелось, чтобы в итоговом документе G20 было отражено то, что участники саммита берут на себя обязательство возобновить сотрудничество во имя нашего общего блага», — говорит Дельгадо.

Кстати, итоговое коммюнике будет подписано во второй день саммита, когда Дональд Трамп будет уже на пути домой. Европейские дипломаты говорят, что еще до начала саммита по ряду вопросов было достигнуто соглашение с представителями американской делегации. Например, речь идет о готовности реформировать ВТО. В чем Трампу и его команде надо отдать должное, так это в том, что им удалось напомнить о старых конфликтах, в которых позиции участников уже не менялись много лет, и привнести в процессы динамику. Аргентинский дипломат Педро Дельгардо подчеркивает, что нынешний саммит для него лично показывает, что все в мире меняется — и международное сообщество тоже не стоит на месте.

https://www.dw.com/ru/саммит-g20-в-аргентине-от-свободной-торговли-до-керченского-кризиса/a-46507186

(Visited 16 times, 1 visits today)
Оставить комментарий

Отправить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *