За что в Запорожье пообещали убить журналиста

Ситуация: центр Запорожья, на газоне  лежит грузный мужчина лет под 70 и совершенно не дышит. Возле него стоят две шоколадные девушки – африканки, которые, обращаясь к прохожим, просят вызвать «скорую». Потому что у них самих нет мобилки.  Прохожие не совсем понимают, что нужно сделать, потому что девушки говорят по-английски, но, видя лежащего на газоне категорическим пластом мужчину, останавливаются, чтобы оказать хоть какую-то помощь.

Так и я остановился. А как раз передо мной к лежащему  подошел высокий мужчина в очках и начал его спасать. Он был либо медиком, либо человеком знающим. Когда он попросил: «Воды!», я повторил его просьбу, обращаясь к улице, и у меня за спиной кто-то сказал: «Вот бутылка, мы из нее не пили, только наливали в стаканчик» — в смысле, от корононавируса вода чиста. Спасавший сказал: какая разница и принял бутылку у меня из рук.

Затем он наливал воду себе в ладошку и растирал грудь лежавшего. Раз, два, три… Вода была прохладная и это, видимо, помогло. Мужчина открыл глаза и тут же спросил у того, кто возвратил его к жизни: «Юде?» Тот встал на ноги и как-то растерянно оглянулся на меня. «Я – юде!» — чуть наклонившись к спасенному, говорю я. И повторяю: «Юде – я. Чего тебе еще надо».

И звучит ответ человека, которого спасала вся улица:

«Я тебя не буду расстреливать, я тебя буду убивать!»

В том смысле, что эта сволочь, в спасении которой я принял участие, мне пообещала жестокую смерть.

Редко матерюсь, но ниже записано то, что я сказал – в системе Пи (сигнала умолчания):

?»(*?:%;;№)))::;//////%№»!!___?:%ЖO(((LLO&)

Кто меня знает, тот понял, о чем я говорил.

**

В моей семье равное количество немцев и украинцев. Евреев нет. Но если в моей стране оскорбляют евреев, я отказываюсь от своей национальности и становлюсь евреем. Это мой принцип. И пусть попробуют меня оскорбить.

Владимир ШАК

(Visited 27 times, 1 visits today)
Оставить комментарий


Отправить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *