Почему в Запорожье не следует покупать мед с генетической памятью

Почему в Запорожье не следует покупать мед с генетической памятью

Я мед не ем давно – в силу разных обстоятельств. При том, что на меде и на молоке я вырос: мой отец имел большую пасеку, а моя мама обеспечивала нас, детей, молоком от нашей коровы. И мясо у нас тоже было свое. А сало, которое у нас, конечно же, тоже всегда  имелось, и его всегда было в изобилии, – это отдельный разговор, который я готов продолжить с людьми, разбирающихся в этой теме. А пока  — категорически о меде.

Проходя намедни по рынку – уже как бы уходя с рынка, с которого уйти очень трудно, если у тебя есть в кармане  хоть сколько-то денег, задержался, сбавив шаг, возле медового ряда. И  меня тут же позвали, соблазнив предложением:

— Мужчина, есть настоящий липовый мед!

Я подошел и, чтобы не говорить через защитную маску, сдвинул ее под подбородок. А затем, внимательно осмотрев витрину, спросил у медоторговца:

— И в чем заключается настоящесть вашего меда?

Торговцу  только этого и нужно было! Он мне рассказал столько интересного… что мне было вообще не интересно. Он цитировал Википедию, а я вырос на меде. И считаю его главным продуктом. Как и молоко.

— А вы знаете, что у настоящего меда  есть генетическая память? – пустил в ход главный аргумент торговец, уловив мое откровенно скептическое настроение. – И мой мед ей обладает. И я вам это могу доказать.

Я усмехнулся и, удержав его от доказательств, рассказал о липовом меде немного из того, что знал из собственной жизни, а не из Википедии.

Например, то, что  в детстве, работая с отцом на пасеке, мы с ним почти не ели: некогда было. Да и желание поесть  не возникало. Потому что мы ели… мед.  А после армии, соскучившись по нему, я его не ел — пил стаканами. Вместо еды.  Несколько часов работы на пасеке – стакан меда. Короткий отдых и – следующая работа. Потом – еще стакан меда. А еще потом я почти час ехал за рулем с пасеки, а, вернувшись домой, шел в душ и… отправлялся «на раён»: я был молод, полон сил – только что вернулся со службы в морской пехоте, а молодость склонна к приключениям) А завтра повторялось все сначала: поездка на пасеку, работа с отцом и – мед. Стакан. А  потом еще стакан.

Когда же я рассказал торговцу медом, что в хороший медосбор отец брал 130 килограммов липового меда с каждой пчелосемьи – а у него их было до сорока, он  больше не порывался рассказывать о генетической памяти меда, а уже ждал-дожидался, когда я уйду от него.

Шо в итого:

мед не обладает никакой памятью, не верьте сказочникам;

мед – это лучший продукт, который существует на земле.

А я пока воздерживаюсь от него. Но уверен, что это «пока» закончится. Конечно, я мед больше не буду пить стаканами.

Ну, может, по полстакана)

Владимир ШАК

Оставить комментарий

Отправить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *