Круговорот взаимной ответственности

Круговорот взаимной ответственности

Чистота эстонских улиц – не только столичных, но и маленьких городов, и не только городских имеет практическое объяснение. И хотя нет призывов «За чисте узбіччя», нет и привычки бросать мусор на обочине, сваливать на окраине и не доносить его до урны. Сбор и утилизация мусора в Эстонии – налаженный бизнес, не исключающий ответственного отношения к природе. Здесь давно введена система раздельного сбора мусора, а с 2005-го – депозитная система утилизации тары.

В октябре 2018-го компания EESTI PANDIPAKEND [EPP], занимающаяся реализацией депозитной схемы упаковки, была признана лучшей в Таллинне бизнес-структурой в категории «Ответственное предприятие». В том числе, и за постоянные обучающие программы для школьников и экскурсии для гостей. Ответственность, как оказалось при близком знакомстве с EESTI PANDIPAKEND, – главное в депозитной системе.

 

 

В чем суть депозитной системы? Покупая продукт в алюминиевой, пластиковой или стеклянной упаковке, маркированную EPP, каждый покупатель оплачивает ее залоговую стоимость в 0,1 евро, которую возвращает, сдав упаковку в пункты приема. То есть вместо того, чтобы выбросить [на обочину или даже в общий мусорный контейнер], ты возвращаешь тару через автомат EPP и получаешь чек, который можно обменять на товар или получить деньги. В Эстонии организовано 850 пунктов сбора депозитной тары [670 автоматических, установленных в супермаркетах, крупных магазинах; пункты ручной переработки работают в ресторанах, кафе, отелях]. Принимается упаковка из-под безалкогольных и слабоалкогольных напитков, в том числе и пива.

Почему Эстония выбрала депозитную систему сбора залоговой тары? При такой системе упаковка возвращается в очень большом количестве – до 85-90 процентов. Депозитная система создает мотивацию и покупателям, которые заботятся о чистоте природы. И тем, кто доволен возможности вернуть на свой счет часть денег за покупку.

На самом деле участников в депозитной схеме больше. Совладельцы компании – Ассоциация производителей безалкогольных напитков, Ассоциация импортеров, Ассоциация пивоваров и продавцов, которые включают более 320-ти фирм-производителей. Депозитная система предполагает взаимную ответственность участников, потому что право на фиксированные десять евроцентов залога передаются от производителя к продавцу и следом к покупателю. Когда покупатель опускает в автомат приема бутылку, получив 0,1 евро на свой счет, в долгах оказывается производитель. Но и он при помощи EESTI PANDIPAKEND получит свою тару, а компания заработает на реализации различного сырья, которое получается при обработке стекла, алюминия и пластика. И производители, и продавцы, и покупатели заинтересованы в том, чтобы система работала максимально эффективно, чтобы процент возврата тары был высоким, доход оставался в системе, а товары поступали в продажу по конкурентной цене.

Янек Пинтее

ВО ВРЕМЯ экскурсии в цеха EESTI PANDIPAKEND нам выдали беруши. Звон бьющегося стекла, и в большом и в малом количестве, в нашей родной местности звучит не так продуктивно, как в цехах EESTI PANDIPAKEND. Здесь это в прямом смысле звук очищения и грядущих за ним денег. В цеху стоит легкий запах пива и сладковатый, не убиваемый, не разлагающийся запах coco-cola.

– Собранные материалы мы обрабатываем и продаем. Пластик направляется в Латвию и Литву, алюминий закупает Франция, стекло остается в Эстонии и поступает в Финляндию, – рассказывает Янек Пинтее, отвечающий в EESTI PANDIPAKEND за безопасность, – Это одна статья дохода. Вторая заключается в том, что если возврат тары достигает 90 процентов, не приходится платить акциз на переработку тары. Если возврат тары низкий, акциз заплатят все участники, и покупатели в том числе.

“Тара – залоговая или нет – является ценным сырьевым материалом, который, будучи переработанным в новые вещи, может сэкономить много энергии, воды и других ресурсов. Поэтому так важно, чтобы все ценные материалы можно было повторно использовать. Залоговая система проявила себя как один из эффективных методов, как спасти тару от попадания в лес”, – считает руководство компании EESTI PANDIPAKEND.

В базе данных EPP – более 10500 различных видов упаковки, которые принимаются на переработку, собранных за 13 лет работы предприятия. Около 3500 видов поступают более активно. База данных постоянно пополняется, в ней регистрируют новые формы депозитной тары, присоединяются новые участники.

И хотя тару без маркировки EPP – бутылки из крепких алкогольных напитков, например, – предприятие не обязано принимать, однако, попавшие в контейнеры ошибочно, отсортированные, эти бутылки возвращают потребителю.

Упаковка – это товар. Собранный на пунктах приема, он поступает на EESTI PANDIPAKEND отсортированным [отдельно стекло, прессованные алюминиевые банки, отдельно пластиковые бутылки] и упакованным – с чипом, от кого и в каком количестве

 

Только цифры

EPP собирает

около 4300 тонн пластиковых бутылок в год [до 90-та процентов от общего количества выпущенных пластиковых бутылок]. Пластиковая бутылка приобретает новую жизнь в виде новой бутылки; текстиля; крепежной ленты;

около 1300 тонн алюминиевой упаковки в год [70 процентов от общего объема продаж]. Металл используется для производства новой упаковки, автодеталей и в строительстве. Переплавка алюминиевых отходов позволяет экономить до 95 процентов энергии, необходимой для производства алюминия из первичного сырья. Изготовление металла из переработанного материала в 20 раз эффективнее, чем из первичного сырья;

около 4500 тонн стеклянных бутылок, обработанных депозитами в год [до 85-ти процентов объема продаж]. До 80 процентов сырья может быть переработано снова в стекло. Из него делают бутылки, баночки; другие изделия.

В общей сложности EESTI PANDIPAKEND собрала и переработала почти 3,2 миллиарда упаковок без повторного заполнения.

Все стенды, иллюстрирующие деятельность EPP, сделаны из вторичных материалов

Стеклянные бутылки сортируются автоматически: коричневые, зеленые и белые отдельно

В тему

Цифры статистики эстонского рынка вторсырья особенно удручают на фоне двух провалившихся попыток внедрения раздельного сбора мусора в Запорожье. Сортировкой мусора у нас занимаются люди, которым полученные от сдачи пластика и стекла деньги помогают прокормиться и выжить, – пенсионеры и бомжи. Ответственные люди берутся за это дело, собирая макулатуру, сортируя пластик и металлические предметы, однако для этого нет многократно обещанных коммунальных контейнеров – лишь большей частью неряшливые пункты приема вторсырья.

Я без усилий раскладывала мусор по семи емкостям, когда гостила в Швеции, твердо усвоив, что неразлагающиеся чеки собирают отдельно: это категория мусора, который можно только сжечь. Меня строго проверяла подруга во Франции: сортировка мусора ответственное дело, и в ее частном доме была компостная куча, куда ни в коем случае нельзя выливать воду, испорченную средством для мытья посуды… Эти правила разумны и понятны. Их легко усвоить, стоит лишь прописать и соблюдать.

Тем более что из каждой поездки я видела, что мусор – это не то, чем засыпаны наши свалки и обочины. Это деньги, которые надо поднять и заработать.

Десятилетие не работающий купленный за бюджетные деньги мусороперерабатывающий завод «Ремондис-Запорожье» пора запустить на полную мощность, чтобы очистить город от тонн мусора и миллиардов единиц упаковки, которые поступают, в основном, на запорожские свалки.

 

Инесса АТАМАНЧУК, фото автора

 

(Visited 56 times, 1 visits today)
Оставить комментарий

Отправить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *