Как запорожец получил именную землю… на краю света

Как запорожец получил именную землю… на краю света

Безо всякого преувеличения: мыс Савушкина, носящий фамилию уроженца Каменско-Днепровского района Запорожской области, находится на одном из самых северных островов Курильской гряды, название которого напоминает… шелест днепровского камыша – Парамушир. Дальше нет земли – только море.

Между прочим, штабной офицер, начальник физической подготовки 101-й стрелковой дивизии старший лейтенант Степан Савушкин воевал… всего один день. День этот – 18 августа 1945 года. Это был день начала крупномасштабной Курильской десантной операции, закончившейся поражением японских военнослужащих, проигнорировавших заявление — от 14 августа 1945 года, своего императора о капитуляции Японии.

*

Из Авачинской бухты, что находится на юго-востоке Камчатки, десант ушел в пять утра 17 августа. Всего в строю насчитывалось 64 корабля, на борту которых находились 8824 человека. Как и планировалось, глубокой ночью 18 августа [в 2.15], когда десант был на подходе к острову Шумшу, начался артналет на остров. В 4.20 он повторился. И через 14 минут, как только стихла стрельба, десантные корабли с подразделениями первого отряда [1363 бойца] перестроились в предутреннем тумане из кильватерного строя в строй фронта и на трехкилометровой полосе взяли курс к месту высадки.

Японский гарнизон на Шумшу насчитывал 8,5 тысячи человек, 60 танков, сто орудий и минометов. На острове были оборудованы многочисленные доты и дзоты, соединенные подземными галереями – к обороне Шумшу японцы подготовились весьма основательно. На острове не было ни единой точки, которая не простреливалась бы. Кстати, вышедшие из Авачинской бухты корабли японцы засекли своевременно, задолго до их подхода к Шумшу. Но не придали им значения: были убеждены, что на Камчатке не наберется сил для десанта на Курилы. И не стали в дальнейшем отслеживать путь кораблей, посчитав, что они направляются… во Владивосток. Не смутил японцев и артналет. Единственное, что они сделали – оставив две линии окопов, ушли в подземные галереи, о которых я говорил. Высадку десанта таким образом самураи просто-напросто прозевали. И попервости десантники по острову продвигались беспрепятственно. С японской стороны раздавались лишь отдельные выстрелы. Но именно из-за них у кого-то из оставшихся на кораблях моряков сдали нервы и он – из благих побуждений, естественно, для поддержки десанта, открыл огонь из крупнокалиберного пулемета. Ударили по острову и прочие корабли. Обнаружив тем самым свое местонахождение. И тут такое началось…

С переменным успехом бой за Шумшу длился около четырех часов, а в 11.00 в атаку на доминирующую над округой высоту с отметкой 171,0 поднялась рота морской пехоты. В ходе атаки пожертвовали своими жизнями, блокировав телами японский дот, косивший огнем наступавших, краснофлотцы Николай Вилков и Петр Ильичев [оба посмертно удостоены звания Героя Советского Союза]. А в 14.00 в контратаку перешли уже японцы, которых поддерживали 18 танков. В бой с ними вступила группа десантников, которую возглавил старший лейтенант Степан Савушкин, высадившийся в первом эшелоне и до высадки на остров второго эшелона остававшийся в составе десанта единственным штабным офицером. Командир первого эшелона комдив Порфирий Дьяков высадиться на Шумшу вообще не сумел: его корабль получил повреждение. Так что до прибытия на остров – со вторым эшелоном десанта, замкомдива полковника Михаила Артюшина именно старший лейтенант Савушкин, находясь непосредственно на переднем крае, организовывал боевые действия десантников. Отличный спортсмен [напомню: 28-летний офицер из запорожской Каменки-Днепровской был начальником физподготовки дивизии] Степан Савушкин первым швырнул связку гранат в надвигавшийся на десантников японский танк. Примеру командира последовали и другие. А вскоре подключились к отражению контратаки японцев и корабли: с них разглядели сигнальщика-десантника, просившего море поддержать огнем берег.

Корабельные орудия сначала отсекли пехоту от танков, а затем и полностью подавили танковую атаку. И тогда все тот же старший лейтенант Степан Савушкин поднял в атаку солдат, матросов и пограничников. По воспоминаниям командовавшего Курильской десантной операцией генерал-майора Алексея Гнечко, атака эта увенчалась успехом: остававшаяся неприступной высота 171,0 была взята. После недолгой рукопашной схватки японцы были сброшены с нее и совсем скоро начали массово сдаваться в плен. К сожалению, сам Степан Савушкин получил в бою тяжелое ранение, от которого впоследствии, уже на борту плавучего госпиталя, умер. Вот почему в списках погибших в ходе Курильской десантной операции бойцов и офицеров напротив фамилии запорожца, посмертно [8 сентября 1945 года] удостоенного звания Героя Советского Союза, значится: «Умер от ран». В то время, как напротив фамилий остальных погибших десантников [1557 человек], которые тоже, как и Степан Савушкин, воевали всего один день, пропечатана машинисткой сжимающая сердце фраза: «Убит в бою».

Владимир ШАК

[На снимках: старший лейтенант Степан Савушкин; остров Парамушир. мыс Степана Савушкина — в верхней части]

Оставить комментарий

Отправить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *