Запорожцы в освобожденных Краматорске и Славянске

Запорожцы в освобожденных Краматорске и Славянске

Шесть лет назад, 5 июля 2014 года, украинская армия освободила от российских оккупантов два города Донецкой области – Славянск и Краматорск. А мы, журналисты газеты «МИГ», приехали туда через несколько дней – после того, как на их охрану заступили сотрудники милиции из Запорожской области [под началом полковника милиции Андрея Долинного]. Наши ребята, кстати, в те дни несли также службу на одном из блокпостов на въезде в Краматорск. Так что именно земляки-запорожцы были первыми, кого мы встретили в городе, название которого обозначает – по одной из версий, разумеется, изгиб реки Тор [Крама Торская]. Конечно же, тогдашние впечатления о Краматорске и Славянске навсегда остались в памяти. И даже спустя шесть лет я до мелочей помню все, что мы увидели и услышали на полупустых городских улицах.

*

Чтобы нас в Краматорске долго не искали бойцы из отряда полковника Андрея Долинного, остановку мы сделали  наискосок от горсовета. Прямо перед нами лежала центральная городская площадь. А, осматривая расположившийся у кромки площади элегантный пятиэтажный дом с башенкой, один из балконов которого был снесен, как я понял, орудийным снарядом, я обнаружил мемориальную доску на парадной, — выходящей на площадь, стене дома. Здесь, мол, с 1970 по 1989 год проживал полный кавалер ордена Славы Кременчугский Владимир Григорьевич.

Кто он такой – мой полный тезка?  Запорожец! Уроженец города Токмака Владимир Кременчугский на фронт ушел в шестнадцать лет  — в ноябре 1941-го, приписав себе два года. Воевал в воздушно-десантных войсках, принимал участие в высадке морского десанта, войну закончил командиром отделения армейской разведки. К девятнадцати годам был трижды ранен и трижды награжден – орденами Отечественной войны и Славы третьей и второй степеней. В мае 1946 года, когда вчерашний разведчик отметил свой 21-й день рождения, вышел указ о награждении его — за фронтовые заслуги, естественно, орденом Славы первой степени. В послевоенные годы Владимир Григорьевич закончил в Славянске мехтехникум и до выхода на пенсию работал в Краматорске — на местном машзаводе. Как бы мой тезка и полный кавалер самой почетной солдатской награды отреагировал на происходившее в его городе весной-летом 2014 года? Думаю, крайне негативно. Бил бы сепаратистов точно так же, как когда-то бил фашистов.

К слову заметить, дом Владимира Григорьевича не разрушился потому, что был построен из кирпича. Будь он, заметили мне знающие люди, панельным, до первого этажа сложился бы от угодившего в него снаряда. И еще одно важное замечание. Очень скоро жители Краматорска разобрались, кто обстреливает жилые кварталы города: сепаратисты, а не украинские военные.

– Когда мы появились в городе, – рассказал потом нам командир взвода специальной роты милиции Запорожского милицейского главка Николай Кульчитский, – он был почти пустым. За полдня, скажем, можно было увидеть только одну машину. Сейчас людей намного больше – они стали массово возвращаться.

– Как к вам краматорцы относятся?

– Доброжелательно и уважительно. Особенно, когда узнают, что мы — запорожцы. Своих милиционеров игнорируют – потому что не верят им, а к нам подходят и делятся важной, по их мнению, информацией.

Между прочим, в центре Краматорска находилась база казаков-кубанцев. Бросили они ее, как только к городу подошли украинские войска, оставив на базе множество ящиков из-под мин и патронов. Кубанцы, похоже, обеспечивали боеприпасами бандитов-сепаратистов, которые и обстреливали Краматорск. Найден был на казацкой базе и цинковый ящик из-под патронов для крупнокалиберной снайперской винтовки [калибра 12,7 мм]. Силу пробивную выпущенная из этой винтовки пуля имела невероятную. Не просто любой бронежилет – стену бетонную пробивала… Теперь что касается минометов. Часть их сепаратисты устанавливали в детских садах, среди жилых домов, на территории церквей и кладбищ. Затем производили несколько выстрелов по позициям украинских войск, грузили минометы и увозили их. А потом, оборудовав позицию в другом микрорайоне города – возле школы, допустим, били туда, откуда только что уехали. И объявляли, что по городу ведут минометный огонь украинские военные. В Славянске, к слову, нам показывали дом, который пробил артснаряд, выпущенный из города, где как раз и находились сепаратисты, а не из-за его околиц, к которым только-только подходили наши. Это очевидно даже неспециалисту. Но и это еще не все. Минометные позиции бандиты умудрялись оборудовать даже… на крышах многоэтажных домов. Оттуда же, с крыш многоэтажек, снайперы и вели огонь из своих всепробивающих винтовок. «Обо всем Краматорске не скажу, но то, что в соседнем с нашим двором реактивная установка «Град» вела огонь по городу, сам видел, – сообщил нам один из местных жителей. – А чтобы украинские бойцы по городу орудийный огонь открывали, такого не наблюдал за все дни оккупации Краматорска».

Ну, а в целом если говорить, то в первую очередь я бы отметил вот что: Краматорск и Славянск таки оживают, возвращаются к мирной жизни после оккупации. Люди, и это главное, все чаще улыбаются: друг другу, приезжим, своим освободителям, наконец. И защитникам, в числе которых – запорожские милиционеры.

Владимир ШАК

2014, 2020

[Фото из архива автора]

(Visited 152 times, 1 visits today)
Оставить комментарий


1 Comment

  1. У сепарров из ствольной арты была только нона отжатая у наших десантников, а градов не было и в помине, зачем писать брехню?читай и смотри Гордона, жаль что любимая газета ещё с советских времён, публикует неправду, правда это то что мы все ждём от вас и зз что уважают репортеров

Отправить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *