С войной покончили мы счеты? А она по-прежнему с нами…

С войной покончили мы счеты? А она по-прежнему с нами…

Меня трудно чем-то удивить, но полученное нынче письмо от незнакомки по имени Юлия не просто удивило: шокировало. И это при том, что в письме было… полторы строчки текста: в Интернете, мол, прочитала ваш очерк [написан он был, уточню от себя, накануне 22 июня 2018 года], в котором упоминается командир Красной Армии Павел Царьков, погибший 7 сентября 1941 года; в связи с этим высылаю вам фото, на котором снят Царьков Павел Филиппович [родом, как я знал, он был из Смоленской области]

Этот командир, оказывается, — брат Юлиного прадеда.

Фото меня не просто удивило – шокировало: рядом с командиром Красной Армии  — младшим лейтенантом войск связи [в то время в СССР, кстати, слово «офицер» не употреблялось] была изображена… моя мать Мария Украинченко, тоже носившая когда-то фамилию командира-связиста Павла Царькова – он ведь был ее мужем.

Поженились они до войны, мать, а она была родом из Черниговской области, тогда только-только выучилась на фельдшера. Война семью военного связиста застала в Риге. И разлучила их. Как оказалось, навсегда: командир телефонно-телеграфного батальона старший лейтенант Павел Царьков погиб в Ленинградской области, его вдова – моя мать, ушла на фронт, служила в полевом медсанбате операционной сестрой. Победу встретила где-то в районе Кенигсберга.

Через несколько лет после войны – у себя в районе на Черниговщине, она встретила фронтовика Григория Шака и в 1951 году уехала вместе с ним в Приморский край.

Там родился я и одна из моих сестер.

Моя же старшая сестра Лариса Павловна – дочь того погибшего командира, фото которого мне прислала Юлия. Отца Лариса совершенно не помнит: когда он погиб, ей ведь было всего полтора года.

Лариса даже не представляла, как он выглядит.

Теперь увидит – она, слава Богу, жива, хоть и живет очень далеко – на краю света: на берегу Тихого океана.

А потом, после моего ответа Юлии, от нее пришло еще одно письмо:

«Благодаря вашему очерку, я уже созвонилась с вашими родственниками. Я восемь лет искала Ларису Павловну, т.к. у нее в Бурятии по отцу живут две двоюродные сестры. И моя бабушка очень хорошо помнит своего дядю Павла — он в мае 1941 года приезжал к ним. Я даже предположить не могла, что она живет на Дальнем Востоке. Я искала ее на Украине, в Латвии.  А ваша мама Мария Васильевна, согласно базы дынных «Мемориала», по вчерашний день [по 12 декабря 2018 года, то есть] считалась без вести пропавшей в годы войны».

Могу представить чувства Ларисы, которая на 79-м году жизни узнала, что у нее есть две двоюродных сестры.

**

Это сколько лет прошло с той проклятой войны, а она по-прежнему остается с нами, не отпускает нас, напоминает периодически о себе, не раскрывая до конца своих тайн. К слову, в своем очерке, на который ссылается Юлия, я рассказал о том, как война прошла через нашу семью. Обычную семью обычных людей.

Мария Царькова [на втором фото она — операционная сестра фронтового медсанбата]

Оставить комментарий

Отправить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *