К 65-летию фильма «Весна на Заречной улице"

К 65-летию фильма «Весна на Заречной улице"

Для Рыбникова, Юхтина и Гуляева – борщ, для Ивановой – валенки

Жительница Запорожья рассказала «МИГу», как участвовала в съемках знаменитой киноленты

К ФИЛЬМУ «Весна на Заречной улице», который в средине 50-х годов прошлого века снимали в Запорожье, у самих запорожцев отношение особое.

Молодежь, вглядываясь в кинокадры, пытается угадать, где именно это снималось, и сравнивает, как сильно за шесть десятилетий изменился родной город.

Старшее поколение с ностальгией вспоминает свое детство и юность.

Но есть среди жителей нашего города и такие [правда, осталось их совсем немного], у кого с фильмом связаны сугубо личные воспоминания.

Среди них и Лариса Ивановна Мирошниченко, которая не только была свидетельницей того, как создавался фильм, но даже принимала участие в съемках.

«Весну…», ставшую дебютной работой режиссеров Марлена Хуциева и Феликса Миронера, снимали довольно долго – с 1953 года по апрель 56-го. Съемки проводились на заводах «Запорожсталь», «Днепроспецсталь», в 4-й вечерней школе на Кичкасе, в парке «Дубовий гай», в ДК им. Кирова, на проспекте Ленина [ныне Соборный], площади Маяковского и др.

 

Часть сцен снимали также в жилых кварталах Павло-Кичкаса на улицах Перспективной и Социалистической [сейчас Оптимистическая]. На пересечении этих улиц в те годы и жила совсем еще юная Лариса Мирошниченко.

Мы жили по адресу ул.Перспективная, 9, квартира №2, – вспоминает Лариса Ивановна.Это был очень симпатичный двухэтажный дом с верандами-балконами на первом этаже. Тут весь квартал такой был, а построили его пленные немцы. Планировка очень удобная. В каждом дворе стол с лавочками, а по периметру – ограда. И вот как-то в феврале 56-го года [я тогда в десятом классе училась, в 47-й школе] через окно увидела мужчину, который делал зарисовки нашего дома. Уже позже выяснилось, что это был художник из съемочной группы. А через несколько дней прихожу из школы, а мама говорит: “У нас тут фильм будут снимать, а в нашей кухне разместят гримерку для актеров”. Вы не представляете, что я тогда почувствовала. В те годы кино было главным, почти единственным доступным развлечением, и относились к нему особенно. Нравы тогда были строгие. Я пока школу не окончила, даже на танцах в клубе ни разу не была – родители не пускали. Ну а кино мы просто обожали! Каждый фильм смотрели по несколько раз, собирали открытки с фотографиями известных актеров. Но так, чтобы их вблизи увидеть, об этом даже не мечтали. А тут Николай Рыбников, Геннадий Юхтин, Владимир Гуляев, Юрий Белов сидят у тебя на кухне, а прямо за окном съемки идут! В фильме именно наш дом был домом инженера Крушенкова, которого играет Юхтин. Помните эпизод, когда учительницу выгнали со съемной квартиры и она пришла к Крушенкову, своему старому знакомому? Савченко [Николай Рыбников] с шофером Юрой Журченко [Гуляев] стоят у забора и смотрят в освещенные окна, а там героиня Нины Ивановой [учительница] стелит постель. Так вот, это было окно нашей комнаты. Причем в одном из кадров видно саму актрису, а в другом – только тень на стене. Это была моя тень. Именно я тогда стелила постель. В фильме также остались кадры, на которых прекрасно видна наша веранда и улица – такими, как они выглядели 65 лет назад…

ПО СЛОВАМ Ларисы Мирошниченко, в общей сложности съемки на их улице велись около трех недель. Каждое утро актеры приходили, располагались на кухне, которая временно стала гримеркой, репетировали, общались, а также периодически забегали сюда с мороза погреться.

— Они все были такие молодые, веселые и очень простые в общении, никакой звездной болезни! – продолжает Лариса Ивановна. – В перерывах между съемками сидели на кухне, болтали, смеялись. Иногда и выпивали – так, немного, чтобы согреться. Несколько раз меня даже посылали купить семечек и квашеной капусты. А бывало, что и мама угощала их борщом. Никогда не отказывались и очень хвалили. Только Нина Иванова всегда держалась особняком, в стороне. Не потому, что нос задирала. Просто по натуре была такая замкнутая и молчаливая. Лишний раз в наш дом старалась вообще не заходить, на улице оставалась. Моя подружка Ира ей даже свои валеночки одолжила – холодно же, февраль!

МНОГИЕ детали тех съемочных дней уже забылись, но некоторые прочно врезались в память. Например, история с белым шарфиком.

В те годы купить отрез материи было очень сложно. За обычным штапелем, к примеру, очередь занимали еще с вечера и стояли всю ночь. А у Ларисы был такой небольшой отрез белого штапеля. По ее словам, Юрий Белов увидел его и попросил «одолжить» – для того, чтобы сделать из него шарф. Правда, в фильме этот белый пижонский шарфик носит не персонаж Белова, а шофер Юрка Журченко [актер Владимир Гуляев]. К слову, после съемок штапель так и не вернули – забыли. Зато, по просьбе юной хозяйки, один из кинооператоров съемочной группы лично продиктовал ей полный текст безумно популярной тогда песни «Два сольди». Достать пластинку было практически невозможно, а знать слова очень хотелось, чтобы петь вместе с подружками.

Или еще один эпизод. Для того, чтобы создать настоящую снежную вьюгу, на улице установили часть фюзеляжа самолета с винтом. Винт запускали, снег бросали на лопасти, и вот вам – вьюга.

Моя мама в отсутствии съемочной группы должна была присматривать за этой конструкцией, чтобы ее не разломали, – говорит Лариса Ивановна. – За это ей даже заплатили целых 450 рублей. А мне – за то, что «изображала» тень учительницы – выдали 20 рублей. Очень неплохая сумма для школьницы. Порцию мороженого [25 г] в те годы можно было купить за 11 копеек, а сходить в кино на дневной сеанс за 15 копеек.

Премьера фильма «Весна на Заречной улице» состоялась спустя восемь месяцев после описанных выше событий – в ноябре 56-го. Картина пользовалась огромной популярностью и в конце года стала лидером проката, собрав более 30 миллионов зрителей. Лариса, конечно же, тоже посмотрела его множество раз. К тому времени, кстати, в ее жизни уже многое изменилась. Во-первых, она окончила школу и получила аттестат зрелости; а во-вторых, познакомилась со своим будущим мужем Евгением Мирошниченко: “Впервые в своей жизни пошла на танцы и сразу же встретила своего суженого. Он был такой красивый, статный, образованный и очень галантный…”

Стоит заметить, что Евгений Михайлович Мирошниченко – достаточно известный в Запорожье художник-пейзажист и педагог-новатор, который немало сделал для развития культуры и искусства в нашем городе. В 1959 году, сразу после окончания Днепропетровского художественного училища, он, по согласованию с местными властями, открыл первую в Запорожье [и на тот момент третью по всей Украине] художественную школу и в свои неполных 28 лет стал ее директором. Этот пост он бессменно занимал два десятилетия [дополнительно получил и высшее педагогическое образование], самостоятельно разрабатывал учебные программы и методики обучения, поскольку таких наработок просто еще не было. В 1980 году Евгений Мирошниченко также открывает в нашем городе первую в Украине школу искусств и руководит ею последующие десять лет, вплоть до выхода на пенсию. Но и после этого продолжает работать с молодежью – преподает в художественно-педагогическом отделении Запорожского педучилища. Начиная с 70-х годов, почитатели его творчества посетили несколько персональных выставок акварелей.

Сегодня художник уже отошел от дел – зрение не то, да и руки плохо слушаются. Ему без малого 89 лет. И почти 65-ть из них рядом всегда находилась его любимая жена Лариса. Встретившись в далеком 56-м году на танцах в клубе, они больше не расставались и несколько лет назад отметили свою бриллиантовую свадьбу. Тогда поздравить «молодоженов» пришла вся родня. В том числе дочь Карина, которая стала педагогом, сын Илларион – архитектор из Киева, а также трое внуков и правнук.

«МИГ» тоже желает этой замечательной паре счастья и долголетия!

Больше в свежем выпуске «МИГа»

Светлана ШКАРУПА

Фото Сергея ТОМКО и из архива семьи Мирошниченко

(Visited 990 times, 1 visits today)
Оставить комментарий

Отправить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *