Бердянск автора «Червоной руты»

Бердянск автора «Червоной руты»

Один из основоположников украинской эстрадной музыки композитор Владимир Ивасюк не только очень любил город на берегу Азовского моря, но и посвятил ему свою песню.

К сожалению, она крайне редко исполняется. А видеозапись ее была сделана давно и… не очень качественно. Хотя, как по мне, эта песня, к которой Владимир Ивасюк написал не только музыку, но и слова, вполне могла бы стать… ну, скажем, неофициальным гимном города Бердянска.

 

Облака, как белые корабли

Вот, в частности, что по этому поводу поведал в своей книге «Монолог перед лицом сына» отец безвременно ушедшего композитора [в нынешнем году ему, кстати, исполнилось бы 70 лет; а его нет на этом свете… уже 40 лет] Михаил Ивасюк.

Вспоминая, как однажды они – семейной компанией, отправились за грибами к горе Цецино [это высшая точка Черновецкой возвышенности], Михаил Иванович, со свойственной ему некоторой педантичностью, замечает далее:

«Ныряем в мглистую гущу с целью насобирать грибов. Но долго там не задерживаемся. Володя первым выходит на поляну весь в румянце, вытирает паутину с лица и говорит:

— Искать грибы в этой исторической гуще — все равно, что руководить хором глухонемых или заводить автомобиль, когда в нем пустой бак.

Дядя Иван рассматривает высокие травы и, улыбаясь, говорит:

— Лучше лечь нам, Володя, в душистую траву и послушать твое пение, чем кланяться даром каждому историческому кусту.

— Та я не взял, дядечка, гитару.

— А нам будет приятно и без гитары.

Володя ложится на спину в траву, засовывает ладони под голову и сливает свои голубые глаза с голубым небом. Потом оборачивается к дяде и говорит:

— В такую жару тяжело петь, лучше я вам расскажу о нашем любимом Бердянске. Когда я вспоминаю о нем, мне видятся белые корабли, выплывающие из сизой мглы и врезающиеся, словно «Титаник» в айсберг, в мое сердце.

— Чтобы стать там песней, правда? — вступает в разговор мама. Мы уже знаем, что Володя написал произведение о кораблях Азовского моря.

— А почему бы им не стать песней? — говорит громко. — Мы столько приятного ощутили, будучи среди бердянцев». Бесспорно, не обходилось и без курьезов, как тот, о котором нам рассказал Саша Алексеев. От него мы узнали, что в многолюдном ресторане Бердянска как-то появился паренек с гитарой. С ним были еще трое друзей, которые словно охраняли его. Один из них встал и громко огласил: «Товарищи, среди нас присутствует сегодня знаменитый певец и композитор Владимир Ивасюк! Попросим его спеть «Червоную руту», «Водограй» и «Эхо твоих шагов». Потом говорит пареньку с гитарой, делая ударение на каждом слове: «Ну-у, Володя, спой… Тебя же вон как просят. Сделай нам одолжение». Из ресторанного зала тоже раздаются голоса: «Просим, Володя!», «Налейте ему шампанского!» «Не-ет, потом выпьет… Сначала пусть споет!»

Володя весело смеется и ведет дальше свой рассказ:

— Паренек не заставляет себя долго уговаривать. Берет гитару, кланяется честной публике и заводит приятным тенорком «Червоную руту». Разливается соловьем… К нему бросаются растроганно угощатели, угощают также его дружков, ведь самозваный Владимир Ивасюк смачивает в вине только губы. Он имеет успех, ресторан сотрясают энергичные аплодисменты. Певца обнимают, закидывают комплиментами, чокаются с его друзьями. Слух о том, что Володю Ивасюка можно послушать вечером в ресторане, расходится в городе, правда… не в пользу самозванца и его друзей: ему дают еще раз выступить, потом бесцеремонно разоблачают и заставляют по-хорошему замолкнуть.

— Их вывели, наверное, за двери, — добавляет дядя Иван.

— Вполне возможно, — соглашается Володя. — В этой истории есть одна очень приятная деталь: мои песни стали известны даже бердянским работникам и рыболовам, которых я люблю от всего сердца, и написал в их честь песню «Кораблі, кораблі».

— Хорошая вышла она у тебя, — говорит дядя Иван. — В ней я улавливаю грусть по чему-то близкому, родному. Это чувство мне знакомо.

— Мне нравится ее задушевная мелодия, — поддерживаю Ивана.

— Что же, раз за такую высокую похвалу не могу заплатить вам шампиньонами, то я вам спою. — Володя дальше лежит на спине, не сводя глаз с легких и стройных облаков, проплывающих важно высоко в небесах. В юности Максим Рыльский воспринимал их как белые острова, а Володе они кажутся белыми кораблями.

И вот он исповедается перед ними, выливая в слова и мелодию свою юность, преисполненную романтических мечтаний и порывов:

Кораблі, кораблі в золотистій імлі,

Ви у долю мою, як в легенду, ввійшли.

Ви повік принесли у кохання і сни

Дивний клекіт весни, кораблі!

Не можем понять, почему Володя оставил без движения эту песню. Он не  равнодушен к ней, часто сам ее исполняет. Или считает ее слишком традиционной? Банальной? Шаблонной? Наверное, нет. Она звучит свежо, не напоминая ни одну из известных нам песен. Более того, дает широкие возможности исполнителям проявить свой исполнительский талант. С ней не стыдно выйти в люди, а она остается только в семейном репертуаре. Мы знаем, что она навеяна Володе бердянцами, которые не раз пленили его сердце своим добрым отношением».

Вот так: «не раз пленили его сердце своим добрым отношением». Дорогого стоят эти слова.

Между прочим, отец композитора привел в своем «Монологе…» только припев песни «Кораблі, кораблі». А в ней ведь имеются два куплета. В связи с этим цитирую песню полностью:

Як почую твій голос в своїх думках,

Моє серце в небо лине, наче срібний птах,

І несе мене у південний край,

Де пливуть в імлі білі кораблі.

Приспів:

Кораблі, кораблі в золотистій імлі,

Ви у долю мою, як в легенду ввійшли.

Ви повік принесли у кохання і сни

Дивний клекіт весни, кораблі.

На морськім узбережжі, гулкім, сія твоя постать —

Синій профіль… І без тебе я, і без тебе я —

Корабель із мрій, що наснивсь давно,

Колихавсь між хвиль і пірнув на дно.

Приспів.

Очень душевный подарок сделал Бердянску автор всемирно известной «Червоной руты»: «Моє серце в небо лине, наче срібний птах, І несе мене у південний край» — на берег теплого южного моря.

 

«Будем друзьями навсегда»

А вот еще одна история, напрямую связанная с Бердянском – в изложении отца композитора:

«Летом 1971 года мы с женой и Оксаночкой [сестра Владимира Ивасюка] приезжаем в Бердянск и ждем там приезда Володи и Гали [второй сестры]. Володя как раз окончил Львовский медицинский институт, получил диплом врача и страшно хочет хотя бы две-три недели походить босым по бердянской земле, ее прекрасным пляжам. Накупаться и начитаться вдоволь.

Получаем телеграмму, что Володя и Галя прилетят самолетом во второй половине дня. А до прибытия самолета — два часа.

Аэропорт далеко в степи, к нему ходит только небольшой автобус, а поскольку это сезон отпусков, то можно быть уверенным, что он будет битком набитый. Значит, нужно поехать специальной машиной. Для этого просим знакомого молодого инженера с механичного завода, чтобы поехал с нами за Володей. Инженер охотно соглашается. Не хочет и слышать о каких-то деньгах, которые мы ему предлагаем. Даже обижается.

В аэропорту нашему удивлению нет границ: там уже стоят бердянские автомобили и ожидают Володю. Среди них — два служебных. Четверо шоферов идут навстречу нашему инженеру. О чем-то разговаривают все вместе, словно спорят. Но тот спор завершается смехом. Оказывается, молодой инженер раструбил своим знакомым, что едет встречать Володю, который прилетит самолетом из Киева. Этого было достаточно, чтобы в аэропорт приехали еще четыре автомобиля.

А парни-бердянцы с фантазией и юмором.

Как только садимся и отправляемся, две машины оказываются перед нашим автомобилем, а две — за ним. Что-то похожее на почетный эскорт получается. Мне сразу стала понятной эта затея-импровизация, но молчу; присоединяюсь к матери и расспрашиваю Володю о государственных экзаменах в медицинском институте, рассматриваю его диплом врача. Одновременно посматриваю вперед и назад — машины держатся на небольшом расстоянии всю дорогу. Так, наверное, должно быть при почетном эскорте.

Машины останавливаются перед домом тетки Дуни, самой старшей сестры жены, на улице Щербакова, 13. Володя выходит и смотрит растеряно на машины, возле которых стоят улыбающиеся шоферы. Разводит руками и смеется, говоря:

— Ну и историю вы придумали… Ни один режиссер на такое не способен. Я просто не знаю, как вас благодарить за внимание. — Подходит к каждому отдельно, жмет руку, прижимает к груди и говорит: — Будем друзьями навсегда!

А бердянцы неплохие друзья. Не пытаются тянуть Володю в ресторан.

Через два дня к нему приходят двое рыбаков. Они приглашают его на морскую прогулку на целый день. Ему же будет, наверное, интересно.

Володя проводит с ними много дней и чувствует себя хорошо. Вечерами возвращается уставший физически, но бодрый и очень загоревший. Его поражает в тех людях доброта, порядочность и тактичность. Они остались в его памяти на всю жизнь».

 

Запорожье в «Балладе о двух скрипках»

Как я выяснил, тетка Дуня, о которой упоминает Ивасюк-старший, это  Евдокия Гелевская. У нее – в ее семье, и останавливались летом гости из Черновицкой области.

Не чужим Бердянск был и для матери Владимира Ивасюка Софьи Ивановны: родилась она в Херсонской области, там училась в школе, после которой – перед войной с немцами, поступила в Херсонский педагогический институт. Однако завершала образование – уже после войны, в Бердянске.

Потом уехала учительствовать в Западную Украину. Ее назначили директором небольшой сельской школы в Кицманском районе Черновицкой области. И там она встретила своего будущего мужа — языковеда и писателя Михаила Ивасюка.

Ну а 4 марта 1949 года у них родился сын Владимир – будущий композитор, прославивший своими песнями Украину на весь свет.

Сам же Владимир в Бердянске побывал в последний раз, насколько я понял по «Монологу» его отца, в 1974 году [«Червона рута», к слову, была написана в 1970-м, а «Кораблі, кораблі» — в 1972-м].

«В начале августа, — вспоминает Михаил Иванович, — Володя звонит в Бердянск, где Галя отдыхает вместе с родителями, чтобы она немедленно приезжала во Львов — он ей оформил паспорт для поездки вместе с ним на Сопотский фестиваль песни, на котором будет исполняться и его «Водограй».

Галя прилетела во Львов в тот же день. У нее же большой талант молниеносно доставать билеты на поезда, самолеты и автобусы, даже тогда, когда уже никто не может этого сделать. Дома перед ее глазами разворачивается поразительная картина: весь пол в комнате устелен партитурами, среди которых торчат пустые бутылки из-под молока и валяется несколько пачек сигарет. Приезд Гали был своеобразным спасением, она устроила Володе праздник: в Бердянске мама дала ей в дорогу зажаренную курицу, к которой Галя и не прикоснулась, времени же у нее не было. Теперь эта курица мигом исчезает…

Тогда же [то есть, в тот же год] Володя захотел посетить Запорожье и побывать на родине своей матери. К сожалению, увидеть Хортицу во всей ее красе им не удалось. Там проводились вечные ремонты, и это стало причиной того, что Володя не получил много впечатлений, хотя и был глубоко взволнован, ведь всю жизнь читал с жадностью художественные произведения, посвященные козачеству.

Из запорожского края они перебрались на Херсонщину. В первую очередь, Володя хотел увидеть село Британы, где мать закончила десятилетку. Володя очень интересовался всеми подробностями маминого детства и юности, бытом дедушки и бабушки и всей семьи в трагические тридцатые годы.

Утомившись от путешествий по родной земле, они охотно поехали в Бердянск. На улице Щербакова, 13 Володя прекрасно отдохнул, прочитал огромное множество книжек. В библиотеке, построенной «На горе»  он прочитал много поэтических сборников. Искал стихотворения, которые можно превратить в песни, романсы.

Володя любил юг Украины, в частности, Запорожскую область. Эта любовь ярко отразилась в его «Балладе о двух скрипках», где он очень удачно объединяет два мелоса — надднепрянский и западноукраинский, гуцульский. Мелодия «Баллады…» раскованная, широкая, как украинская степь, а аккомпанемент к ней — цимбалы с печальными интонациями».

Получается, и Запорожье славное отражено в творчестве этого невероятно талантливого композитора, так рано ушедшего из жизни.

Моє серце в небо лине, наче срібний птах,

І несе мене у південний край…

***

Решением сессии Бердянского горсовета от 29 апреля 2010 года, были присвоены названия улицам, расположенным в микрорайоне 8 марта: Боголюбова, Ивасюка, Чубинского. Правда, как я ни старался, на карте города улицу Ивасюка так и не нашел. Наверное, по случаю нужно будет другую карту купить)))

Владимир ШАК

Фото из открытых Интернет-источников

 

В тему

Биография Владимира Ивасюка

1955-1963 – обучение в музыкальной школе города Кицмань;

1956-1966 – учеба в Кицманской средней школе;

1964 год – на стихи отца Владимир пишет песню «Колискова для Оксаночки»;

1966 год – после переезда семьи в Черновцы, Владимир поступает в Черновицкий государственный мединститут. Будучи отчисленным, работает слесарем на заводе «Легмаш»;

1967-1972 – обучение в мединституте, параллельно пишет свои самые известные хиты, принимает участие в концертной деятельности, телесъемках, музыкальных конкурсах;

1972 год – переезд композитора во Львов, где Владимир учится в мединституте и на подготовительном отделении консерватории;

1973 год – завершение обучения в мединституте и поступление в аспирантуру;

сентябрь 1974 года – начало обучения в консерватории на композиторском отделении;

1974-1975 – работает над музыкой к спектаклю «Знаменосцы» по роману Олеся Гончара [премьера состоялась 19 марта 1975 года и получила высокие оценки критиков];

июль 1976 года – отчисление из консерватории за многочисленные пропуски занятий [в следующем году он восстанавливается];

1977 год – выходит пластинка-гигант «Песни Владимира Ивасюка исполняет София Ротару» и сборник композитора «Моя пісня»;

апрель 1979 года – член жюри на первом республиканском конкурсе артистов эстрады, проходящем в Хмельницком [во Львов выехал в ночь с 23 на 24 апреля];

24 апреля 1979 года – после телефонного звонка выходит из дома и больше не возвращается;

18 мая 1979 года тело композитора обнаружили в лесу возле Брюховичей, точная дата смерти неизвестна. Хоронили композитора 22 мая 1979 года, после чего его творчество  много лет пребывало под негласным запретом.

За свою короткую жизнь написал 107 песен [включая, кроме известной всем «Червоной руты», также «Водограй», «Я піду в далекі гори», «Пісня буде поміж нас»]; является автором 53 инструментальных произведений и написал музыку к нескольким спектаклям. Кроме этого, был музыкантом и прекрасно рисовал.

***

Два случаях из жизни Владимира Ивасюка, рассказанные его отцом:

«14 апреля 1966 года меня посещает очень взволнованная дочка Галинка. Рассказывает, что Володя вместе с двумя другими учениками своего класса оказался в КПЗ. Им дали по пятнадцать суток за хулиганство.

Я поражен этой новостью, совсем сбит с толку. Не могу понять, как Володя мог так нахулиганить. Никогда в жизни он не проявлял никаких наклонностей к дерзости, тем более такой, которая карается законом.

Что случилось?

А произошла простая вещь. Девушка-десятиклассница, дочка майора военкомата, со своей родственницей такого же возраста, двое парней-десятиклассников, один из них сын колхозника, второй — работника РТС, встретились с Володей, который после занятий решил прогуляться. Кто-то из них предложил купить бутылку вина и выпить ее в местном сквере, расположенном перед райкомом партии и рядом с… милицией.

Открыли бутылку и выпили по сто грамм вина, которые, бесспорно, подействовали на них. Один из парней начал хвастаться  перед девушками: заявил, что залезет на пьедестал.

Когда-то на нем был установлен бюст Сталина, но после двадцатого съезда партии  его сняли. А чтобы пьедестал не пустовал, двое инструкторов райкома партии принесли старый гипсовый комнатный бюст Ленина и поставили его на место Сталина, не прикрепив к пьедесталу. Районные мудрецы  не подумали о том, что на свете всегда были, есть и будут хулиганы. Одному из них однажды захотелось вылезть на тот пьедестал. Но Володя спохватился — понял, что этого не стоит делать. Он попытался стянуть верхолаза. Но тот, здоровый парень, ухватился за гипсовый бюст и… оба свались на землю. От бюста отломился небольшой кусок.

На следующий день парней привлекли к ответственности: посадили  в КПЗ на 15 суток. Так тогда карали за каждое нарушение»;

«летом 1975 года в Киеве пышно отмечали «украинский миллиард» — Украина побила все рекорды собранным урожаем зерновых. На тот праздник даже Л. И. Брежнев приехал и привез с собою в Киев целый поезд паразитарных словоблудов, чтобы придать событию почти историческое значение. Вокруг этого события разливались моря подслащенной чиновнической риторики. А потом начался большой концерт лучших исполнительских сил Украины. Исполняли и несколько песен Володи, который находился тогда в зените своей славы. Песни понравились высокопоставленным слушателям и самому Л. И. Брежневу, который во время антракта подошел к ансамблю «Смеричка» и спросил:

— Где тот парень, который написал эти песни? Я хочу пожать ему руку.

Л. И. Брежневу ответили, что Володя — врач, учится в аспирантуре Львовского медицинского института, а также  в консерватории. Он не поет в ансамбле «Смеричка».

Л. И. Брежнев сказал:

— Тогда передайте ему мой привет и самые лучшие пожелания.

Похвала Брежнева встревожила Володю. Когда мы все были дома, он сказал:

— Те, кто слышал слова Брежнева, скоро их забудут. И не станут их распространять. Если мы будем рассказывать кому-то об этом факте, то мои коллеги-завистники скажут, что я добился такой-сякой популярности потому, что меня похвалил привселюдно Брежнев – после того, как выпил полбутылки коньяка. В конце концов, похвала врага моего народа звучит для меня как оскорбление, уличное ругательство. Она унижает меня».

Искренний, светлый человек был.

***

Видео:

Песню «Кораблі, кораблі» исполняет Рената Бабак

*

Песню «Червона рута» исполняют Василий Зинкевич, Назарий Яремчук и Владимир Ивасюк

Бердянск, вид на порт

Родители Владимира Ивасюка — Софья Ивановна и Михаил Иванович

Владимир Ивасюк в разные годы:

(Visited 200 times, 1 visits today)
Оставить комментарий

Отправить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *