В гостях у смотрителя Бердянского маяка

В гостях у смотрителя Бердянского маяка

22 апреля исполнится 181 год с момента начала строительства одного из старейших в Украине – Нижнего Бердянского маяка. Удивительно, но более трети всей истории объекта, ставшего символом курортного города, связано с судьбой его нынешнего смотрителя Якова Федирко, которому исполнилось 75 лет.

Маяк, расположенный на дальней косе, практически ровесник самого Бердянска. Тем не менее, за всю историю объекта весьма ограниченное количество людей смогло попасть на манящую территорию. Еще меньшее – побывать в фонарном сооружении на высоте 23 метров. Сегодняшний юбиляр позволил журналистам brd24 осмотреть косу с самой высокой точки маяка и рассказал много интересного.

 

Родился я 6 апреля 1944 года. Случилось так, что архив сгорел, и пришлось восстанавливать документы. В паспортном столе ошиблись и вместо 6-го числа записали 16-е. Так у меня стало два Дня рождения.

С семьей, знакомыми, друзьями отмечаем 6-го, а официальные поздравления больше приходят 16-го.

Отец служил на кораблях гидрографической службы. Его перевели в Бердянск в 1945-м году. Так я впервые оказался здесь в возрасте полутора лет. Конечно, этого периода я не помню. Есть более поздние воспоминания. Все было интересно. Вроде территория небольшая, но постоянно открывает в себя что-то новое.

В школу не хотелось идти. Все внимание привлекали эти несколько соток с красно-белой башней.

Здесь я женился, прожил всю жизнь. На маяке работал отец, старший брат, жена… Сейчас их уже нет, к сожалению. Мы с дочкой работаем.

С маяком я буду до конца своих дней. Я счастлив, что моя жизнь сложилась именно так. Я никогда не думал, не мечтал о какой-то другой профессии. Да и для меня смотритель маяка – это гораздо больше, чем работа. Судьба моя. И хорошо, что все сложилось именно так.

Я редко отсюда выбираюсь. Иногда в центр за продуктами. Раньше периодически на учебу ездил да в гидрографическое управление. Сейчас оно в Киеве находится, а раньше базировалось в Крыму. Ну и еще до того как в 1971 году возглавил Нижне-бердянский маяк, несколько лет проработал на Кыз-Аульском.

Интересно встречаться с другими смотрителями. До начала оккупации полуострова поддерживал отношения с коллегами. Сейчас, естественно, все общение прекратилось.

Нижний бердянский маяк – это как отдельный город. Раньше здесь работали 12 человек. Все семьи жили исключительно на территории маяка. Свадьбы, дни рождения, праздники. Все вместе. Как одна семья.

Нас тогда было аж 25 детей. Шкодничали конечно. То что-то подкрутим, то затопчем. Родители ругали, наказывали… Сейчас штат – четыре человека. Все тихо, спокойно, размерено.

Любимое место, конечно, фонарное отделение. Стоишь здесь, осматриваешь все вокруг. Коса очень изменилась. Раньше были же только рыбацкие домики. Сейчас все застроено базами, отелями… Я вижу, как просела коса, тяжело ей. Песок не выдерживает, вода все больше выходит на поверхность. Много заболоченных мест.

Да все косяне это видят. Раньше до воды было два штыка. Сейчас раз копнул – и уже вода. Нельзя так относиться к природе. Неправильно это…

Саму территорию маяка не топило ни разу. Строили его на специальном месте, на некоторой возвышенности. Основатели города все хорошо продумали.

Никогда такого не было, чтоб я проспал, забыл или не смог включить фонарь. Форс-мажоров тоже каких-то особых не было. Все же проверяется постоянно, обследуется заранее. От отключений света спасают генераторы, выходят из строя основные лампы – подключаются запасные.

А сейчас вообще все работает на автомате. Солнце садится – и примерно через 10 минут загораются огни. Мне уже нет уже необходимости каждый день подниматься наверх. Так, периодически, чтоб навести порядок, протереть стекла, окна.

Раньше мы относились к военному ведомству, и попасть на территорию маяка было практически нереально. Сейчас, хоть и не кардинально, но ситуация изменилась. Вот и с вами мы тут общается.

Не скажу, что я прямо очень люблю позировать. Но я понимаю, что нужно популяризировать маяки. Они таинственны, у них красивейшая история. И в такой способ она должна сохраняться и передаваться потомкам.

Сейчас люди тянутся к старине, хотят больше узнать о своем прошлом, об истории города, об интересных местах. И, считаю, что это хорошо, правильно.

Только я прошу понять всех, что маяк остается важным режимным объектом. Сюда нельзя так просто зайти, гулять, смотреть. А этого, к сожалению, многие не понимают. Особенно летом отдыхающие. Выпьют, пытаются попасть на территорию, детей запускают.

Объясняем, что это запрещено. Иногда со скандалами… Маяки – это святыни. Здесь так нельзя.

Я понимаю, что прогресс наступает. Вот и мы же перешли на автоматику. А электричеством сам маяк, к примеру, с прошлого года полностью обеспечивается солнечными панелями. И суда пользуются высокоточным навигационным оборудованием. Но я верю, что маяки не исчезнут.

Наш Нижне-бердянский уже пережил несколько стран. И немцы его взрывали, а он живой, работает.

Кстати, по словам старожилов, которые еще старше меня, немецкий смотритель, служивший здесь во времена оккупации, отказался взрывать маяк. При отступлении он запретил закладывать взрывчатку своим подчиненным. Но из города это заметили и прислали другую бригаду, которая подорвала фонарное и техническое отделения. Верхнюю часть маяка потом реконструировали только в 1957 году.

«Маяки – святыня морей, они принадлежат всем и неприкосновенны, как полпреды держав». Это мои любимые слова. Раньше они украшали вход на территорию. Скоро мы сделаем небольшой ремонт, и я обязательно восстановлю эту надпись.

Буду трудиться – пока хватит сил. А их пока достаточно. Эти 99 чугунных ступенек вверх к фонарю – они и есть моя жизнь. Другой не хотел и не хочу…

 

 

 

 

 

 

 

 

(Visited 54 times, 1 visits today)
Оставить комментарий

Отправить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *