Мелитопольский след в покушении на Гитлера 20 июля 1944 года

Мелитопольский след в покушении на Гитлера 20 июля 1944 года

Многим, наверное, известно, что 20 июля в Германии отмечается как День памяти участников антигитлеровского Сопротивления и борцов с нацизмом. Именно в этот день в 1944 году был приведен в действие план операции «Валькирия», разработанный немецкими оппозиционерами, намеривавшимися физически отстранить от власти Адольфа Гитлера – убить его просто напросто.

Причем во главе заговора оказались весьма серьезные люди – братья Штауффенберг. С них и начнем наше повествование.

 

Кто есть кто, июль 1944

Бертольд Альфред Мария Шенк граф фон Штауффенберг [родился 15 марта 1905 года в Штутгарте], адвокат, доцент [с 1927 года] кафедры международного права  Общества кайзера Вильгельма по развитию науки [что-то вроде Академии наук Германии]. Был ключевым заговорщиком при подготовке операции «Валькирия» — покушения на Адольфа Гитлера 20 июля 1944 года.

Клаус Филипп Мария Шенк  граф фон Штауффенберг [родился 15 ноября 1907 года в Йеттингене], младший брат Бертольда, полковник вермахта, начальник штаба Резервной армии. Начавший военную службу в 1926 году в элитном Бамбергском кавалерийском полку, к моменту покушения на фюрера Клаус был участником

оккупации Судетской области Чехословакии и Франции,

войны с СССР и боевых действий в Африке [где потерял левый глаз, кисть правой руки и два пальца на левой руке].

За храбрость был награжден двумя железными крестами.

Именно Клаус, несмотря на инвалидность, самолично принес бомбу на совещание в ставке фюрера 20 июля, где и привел ее в действие.

После того, как заговор потерпел неудачу, 10 августа 1944 года по приговору так называемой «Народной судебной палаты» Рейха Бертольда Штауффенберга – в числе восьми самых активных заговорщиков, повесили.

Клауса Штауфффенберга казнили без суда на следующий день после неудачного покушения.

При этом, за несколько секунд до смерти, он успел прокричать: «Да здравствует священная Германия!».

Коммунистическая идеология потом, правда, уверяла, что он приветствовал… народную Германию [«да здравствует народная Германия!»]. Это нацист, которому были глубоко чужды всякие разговоры о народной власти и демократическом обществе.

Тем не менее, иногда и нацисты становятся национальными героями.

Думаю, не лишне будет заметить, что отец братьев-заговорщиков Альфред фон Штауффенберг был обергофмаршалом баварского короля [очень высокая должность], а мать — внучкой прусского фельдмаршала, графа  Августа фон Гнейзенау. Получается, что братья Штауффенберг происходили из самой что ни есть аристократической семьи.

Голубая кровь.

Еще известно, что 20 июня 1936 года Бертольд женился на Мики [Марии]  Классен, дочери крупного российского землевладельца, потерявшего после большевистского переворота все свои владения. Женитьба Клауса на дочери барона Густава фон Лерхенфельда Нине случилась ранее — 26 сентября 1933 года.

Своего супруга Мики пережила на 33 года: умерла в 1977 году в городке районного, как принято говорить у нас, подчинения в земле Баден-Вюртемберг.

У них с Бертольдом было двое детей: Альфред [родился в 1937 году, умер в 1987-м] и Элизабет [1939 года рождения].

Квартира Бертольда в Берлине, где его брат Клаус также жил в некоторое время, была местом для собраний заговорщиков, задумавших операцию «Валькирия».

Поскольку Клаус, лично отвечавший за формирование частей «фольксштурма», имел свободный доступ в ставку фюрера, ему и поручили принести в портфеле  на одно из совещаний у Гитлера бомбу, начиненную экзогеном — английской взрывчаткой с секретных складов Абвера.

Между прочим,  перед вылетом на совещание к Гитлеру Клаус заявил старшему брату: если, мол, я сделаю ЭТО, меня будет ненавидеть Германия, если же я ЭТОГО не сделаю, я буду сам себя ненавидеть.

Гитлер от взрыва бомбы, как известно из истории, получил лишь незначительные ранения. А Бертольд и Клаус были арестованы сразу же – на следующую ночь после покушения.

Аресту подверглись и жены братьев.  А их детей определили в приют.

Всего, уточню на всякий случай, по делу о покушении на Гитлера проходило более семи тысяч противников режима; к смертной казни приговорили 5684 человека, в том числе трех генерал-фельдмаршалов и более 50 генералов.

На этом из охваченного войной Берлина я предлагаю уважаемым читателям перебраться… на Запорожье.

И вот, почему.

Об операции «Валькирия» написано и рассказано столько, что мне к уже известным фактам добавить просто нечего.

Зато я выяснил кое что любопытное из биографии Мики-Марии Штауффенберг, которая фактические тоже была – пусть и невольной, участницей операции «Валькирия». И тоже пострадала за это.

 

Землевладельцы из меннонитов

Оказывается, до эмиграции в Германию в 1918 году, будущая супруга одного из организаторов покушения на Гитлера проживала… под Мелитополем, на левом берегу реки Юшанлы [приток Молочной]: на территории современного села Заречное, что в Мелитопольском районе, находилось имение ее отца – крупного землевладельца из меннонитов Генриха Классена.

Ну а родилась Мария — 5 февраля 1900 года, на хуторе Мариинском, расположенном на берегу реки Бык, левом притоке Самары, примерно в 16 километрах от железнодорожной станции Гришино Бахмутского уезда [сейчас на месте хутора находится село Новомарьевка Донецкой области].

«Имение Мариинское, — говорится в сохранившемся описании хутора, — составляли 2250 десятин земли [почти 2,5 тысячи гектаров].

Около половины этого участка использовалась под посевы зерновых, а другая – под пастбища и для сенокоса. В центре имения размещался двор, где стоял двухэтажный дом владельцев площадью 500 квадратных метров. Дом со стороны главного фасада имел гостиную, зал-прихожую, библиотеку, а с противоположной стороны — спальни, столовую, кабинет. В крыле, построенном с тыла, содержались комнаты горничных, кухня и ванны. За домом была большая веранда, которая выходила в прекрасный сад.

На втором этаже имелись гостевая и две большие комнаты.

Перед домом был большой прямоугольный двор с кованой металлической оградой. С западной стороны двора, напротив дома, был главный вход в виде двух столбов-колонн.

С южной стороны здания размещались бараки для рабочих, конюшни для беговых и рабочих лошадей. С северной стороны двора — столовая для прислуги, мастерские и большое зернохранилище. Там же стояла и школа. В центре прямоугольного двора был ветряк и бак для воды. В имении также находились помещения для коров, свиней и овец, склады, кузница, мастерские, столярный цех, летняя кухня, хранилище для льда, дом учителя и кладбище. Двор украшали клумбы с цветами.

Еще один дом для работников был размещен через дорогу от имения.

Севернее хутора Мариинского находился хутор Зеленый Генриха Зудермана, жена которого Мария являлась старшей сестрой Генриха Классена».

Был у Генриха и брат Давид. До 1905 года он владел хутором в Херсонской губернии, купленным на отцовские деньги, а потом, оставив его сыну Николаю, приобрел неподалеку от Мелитополя на берегу реки Молочной 1100 десятин земли и создал хутор Пригорье [нынче это Луговое Мелитопольского района].

Примерно в это же время – в начале девятисотых, на мелитопольскую землю  перебрался и Генрих Классен, женившийся к тому моменту во второй раз [его первая жена умерла в 24 года].

Новое родовое имение Генрих заложил на купленном им хуторе Раймерхоф, который находился на берегу реки Юшанлы – в километре от Пригорья, где жил брат Давид.

Второй женой Генриха стала Маргарита Диркс — дочь миссионеров Генриха Диркса и Аганеты Шредер.  В браке у них родились: Агнесс [1898], Мария [1900], Анна [1901], Давид [1903], Николай [1904], Константин [1906], Маргаритa [1910] и Ирена [1916].

Чувствовалось по всему, что на новом месте Классены обосновывались навсегда. Однако после революции 1917 года судьба семьи сложилась  драматически. На какое-то время – от нестабильности, скажем так [помните киношное: «белые приходят-грабят, красные приходят — тоже грабят»], большой семье даже пришлось выехать в Гальбштадт [теперешний Молочанск]. На свой хутор Классены вернулись только после того, как туда – после оккупации Украины австро-германской армией, зашел Бамбергский уланский  полк – тот самый, в котором через короткое время начнет службу Клаус Штауффенберг.

Генрих Классен умер 21 февраля 1923 года. После чего в Канаду выехали его дети от первого брака — Генрих и Елена.  Туда же перебралась и вдова хозяина имения на берегу Юшанлы с младшими детьми [Маргарита Диркс умерла в 1964 году в возрасте 88 лет].

Еще раньше – в 1918 году, уехала в Германию Агнесс Классен, влюбившаяся в улана из стоявшего у них в имении полка. В Германии она и вышла за него замуж.

Вместе с сестрой перебралась в Германию и Мария, отыскавшая, напомню, своего избранника сердца – Бертольда Штауффенберга, лишь в 1936 году.

В России из большой семьи Классенов осталась только Анна, которая впоследствии была вместе с мужем репрессирована большевиками.

 

На берегу Юшанлы

Что же из себя представляло имение Генриха Классена? Читаем: «Большой дом владельцев насчитывал 74 комнаты. Это была кирпичная постройка, которую украшала угловая высокая восьмигранная башня со шпилем. Фасад дома выходил во двор, в центре которого находился артезианский колодец. С одной стороны двора находились загоны для скота и конюшни, а с противоположной — большое зернохранилище.

К дому вела вымощенная дорога для авто. К западу от дороги стоял дом хозяина, с другой стороны — школа. Замечательные клумбы, сад, огород, парк, пруд и кладбище разместились в северной части поместья.

С южной стороны дороги были расположены дома для рабочих, кухня-столовая для них и еще один огород.

От имения была проложена дорога в поместье Пригорье».

Особой гордостью хозяина имения был парк, заложенный в конце 1880-х годов прежним владельцем Раймерхофа.

Генрих Классен свой парк в таврийской степи значительно расширил.

Говорят, в нем было собрано более 70 сортов деревьев и кустарников. Многие из них являлись диковинными для тамошних мест. Семена и саженцы для парка брались из Бердянского лесничества или же выписывались из-за границы.

В парке росли платаны, каштаны, липы, длинная аллея пирамидальных дубов вела к березовой роще, берега пруда украшали группки берез и ольхи.

На пруду находилась лодочная станция, а за прудом располагалось фамильное кладбище Классенов. К южному краю парка примыкали фруктовый сад и огород.

После Гражданской войны, подсказали мне сведущие люди, поместье Генриха Классена национализировали и оно стало частью колхозной фермы. Старожилы вспоминали, что дом был серьезно поврежден во время отступления немецких войск в 1943 году.

К 1997 году бывшее поместье принадлежало колхозу «Элита». Позже землю приватизировали. Название «Элита» сохранилось только за старым парком Классена.

Сегодня Раймергоф является частью села Заречное [Терпеньевский сельсовет Мелитопольского района].

И л нем в различных источниках можно прочитать следующее: «В Заречном сохранилась довольно большая часть поместья со зданиями конюшен, имеющих арочные окна. До сих пор не разрушено одно крыло бывшего дома владельцев, которое находится в очень плохом состоянии».

 

В Заречном, лето 2018

Село Заречное – небольшое, зеленое и тихое село, которое находится по соседству с селом Терпенье, известном своими целебными источниками и черешневым рынком.

О Классенах в Заречном помнят. Несколько человек с уверенностью сказали, что в местном парке сохранилось кое-что от дома владельцев – развалины, честно признались нам сельчане. И добавили: отыщете их возле водонапорной башни.

Парк мы нашли сразу. Сегодня он превратился в настоящий лес с птичьим многоголосьем.

В лесу солнечно и совершенно безлюдно. А его едва приметные тропки-дорожки имеют странное свойство: они очень легко запутывают. По ним, как по лабиринту, можно бродить очень долго, пребывая в полнейшем одиночестве – наедине со своими мыслями. И это в нескольких десятках шагов от села.

Парком Раздумий я назвал зареченский парк «Элита».

Конечно же, по нему вот так же, как и я, некогда гуляла Мария Классен – будущая, пусть и невольная, участница покушения на Гитлера.

О чем она размышляла?

О грядущей жизни, конечно же. Отсюда, из благополучного отцовского имения она тоже казалась ей вполне благополучной.

А вот не случилось так…

Ну а развалин дома владельца в парке мы не нашли.

Позвали словоохотливого местного жителя.

Тот нас сразу вывел к водонапорной башне, возле которой обнаружилась… небольшая куча битого кирпича.

Это все, что в Заречном осталось от дома Генриха Классена с 74 комнатами. Это даже не развалины. Это… дребезги.

Да парадный въезд еще сберегся, выполненный в виде двух арок.

Владимир ШАК

Фото из открытых Интерент-источников и Сергея Томко

Бункер Гитлера после взрыва 20 июля 1944 года

Поэт Штефан Георге, Бертольд и Клаус фон Штауффенберг, 1924

Клаус Штауффенберг в Бомбергском полку

Клаус Штауффенберг [слева], Гитлер и Кейтель 15 июля 1944 года в Вольфсшанце: до покушения остается пять дней

Мемориальная доска на месте расстрела Клауса Штауффенберга

Усадьба Давида Классена в Пригорье

Заречное, конец 20-го века

Заречное, конец 20-го века

***

В Заречном, лето 2018:

(Visited 125 times, 6 visits today)
Оставить комментарий

Отправить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *