Махновец из Запорожья знает, где искать сокровища легендарного атамана

Махновец из Запорожья знает, где искать сокровища легендарного атамана

«А можно ли сегодня, спустя многие-многие годы, отыскать сокровища батьки Махно?» Этот вопрос “МИГ” адресовал исследователю махновского движения, запорожскому писателю и журналисту, автору романа “Нестор Махно” Виктору Ахинько, давнему другу нашей газеты, к слову. Повод для обращения к нему нашелся более, чем веский: 13 января Виктору Максимовичу исполняется 80 лет. Как он сам заявляет о себе, “я появился на свет в Большом Запорожье 13 января 1939 года, через три дня после образования Запорожской области”.

А еще будущий писатель припомнил, что, будучи пацанами, они, обитатели украиноязычной Вознесеновки, воевали с русскоязычной шпаной Слободки, которая располагалась за Капустяной балкой [сейчас это улицы Украинская и Запорожская].

“Не думалось, не гадалось, – добавил юбиляр, – что такое инстинктивное детское противостояние может когда-то обернуться настоящей войной с захватом Крыма и части Донбасса. Оказалось, что в Кремле, в России еще правят, обитают мужики с агрессивной психологией шпаны!”

Абсолютно справедливое замечание.

Кстати, с Виктором Максимовичем я знаком лет, пожалуй, двадцать пять. Одно время – в начале девяностых, даже в одной газете работали. О многом за четверть века успели переговорить. Почти обо всем на свете.

Однако о том, что его отец, выучивший сына в далеком от Запорожья Ленинграде [Виктор Максимович закончил филфак Ленинградского университета], в молодости служил у батьки Махно, не знал.

И не просто служил: он был причастен к теме  нашего разговора с автором романа о легендарном батьке.

– Мой отец, – объясняет Виктор Максимович, – оказался одним из немногих махновцев, кому удалось выжить – не добралась до него советская власть, не терпевшая вольнодумия. Хотя даже в восьмидесятом году отец очень не охотно вспоминал былое. Но как-то, разговорившись, рассказал, что лично прятал один из кладов батьки Махно – на территории современного Запорожья, выше Павло-Кичкаса. Нашли ли ту тайную махновскую золото-валютную, как сейчас говорят, закладку, не знаю. Может быть, не нашли. Еще один клад хлопцы батьки Махно упрятали в Дибровском лесу. Ну а после того, как махновцы захватили броневик, который вез из Одессы [или Крыма] сундук с драгоценностями – с бриллиантовыми ожерельями, с серьгами и кольцами с изумительными камнями, а также со слитками золота, они все это богатство – в виде клада, утопили в озере Берестоватом, которое находится в Черном лесу Кировоградской области. Руководил работами на озере помощник батьки Махно Петр Лютый.  В последствии он  погиб, а  Махно бежал. Насколько мне известно, тот тайный, богатейший клад никто так и не нашел.

– В Запорожье может быть нечто подобное упрятано – где-нибудь в очень укромном месте?

– Вполне. В соседнем Екатеринославе ведь махновцы крепко трясли богатых людей. Часть изъятых у них ценностей наверняка перевезли на Запорожье, поближе к Гуляйполю. Между прочим, реквизированное у богатеев Махно и его окружение тратили не на себя. В первую очередь, деньги шли на покупку оружия для повстанческой армии. И в обязательном порядке деньги раздавались сиротам, вдовам, нищим. Это был закон! Хотя об этом никто никогда не говорил. Лично же себе батька ничего не взял.

– Хотя ценности, как можно догадаться, у него были огромные.

– Колоссальные! Армию свою ведь махновцы сами обеспечивали всем необходимым. А это десятки тысяч человек. Плюс оружие и  боеприпасы. Плюс обоз.

– История о том, что однажды, спасаясь от красных, махновцы с тачанки стали бросать золотые червонцы, – это легенда?

– Ничуть. Имел место такой факт. Махновцы были не глупыми людьми, они прекрасно понимали, как поведут себя рабы, когда увидят под копытами своих лошадей золото – станут его собирать. Так и произошло тогда. А махновская тачанка, воспользовавшись моментом, ушла от погони. К слову, был и такой момент: однажды, когда тачанку с раненым Махно окружили красные, его хлопцы – они были родом, кстати, из Черниговки, взялись прикрыть батьку. А ты, заявили ему, уходи. Конечно, они все погибли. Но Махно удалось спастись. Потрясающий факт самопожертвования, который навсегда остался у меня в памяти.

Владимир ШАК

/Продолжение материала читайте в четверговом выпуске «МИГа»/

На снимке: Виктор Ахинько в редакции газеты «МИГ»

Фото Сергея ТОМКО

Книга Виктора Ахинько, махновца из Запорожья

(Visited 476 times, 1 visits today)
Оставить комментарий


1 Comment

  1. Что ? Серьезно? Все чушь ,чистой воды, уж кто кто ,но я то знаю.

Отправить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *