Легенды Мелитопольского края о греческом пирате, великом поэте и премьер-министре - реформаторе

Легенды Мелитопольского края о греческом пирате, великом поэте и премьер-министре - реформаторе

К не используемому в современной журналистке жанру «легенда» я решил прибегнуть по единственной причине: некоторая информация, которая у меня имеется, не нашла документального подтверждения у историков. А теперь позвольте представить человека, который будет нас сопровождать в странствиях по Мелитопольщине. Это Николай Крылов, ученый, краевед, автор многочисленных публикаций по истории Медового города и его окрестностей. О Мелитополе и Мелитопольском районе Николай Владимирович может рассказывать бесконечно долго. И бесконечно интересно. Я же использую только его рассказы о трех мелитопольских селах. С ними и связаны сегодняшние легенды.

*

А первую из них предлагаю озаглавить так: Где начались реформы Столыпина и где мог  избежать гибели Михаил Лермонтов?

Речь — о селе Мордвиновка на левом берегу Молочной реки, где первоначально земли – возле старого Овечьего брода, получил в собственность видный деятель греческого национально-освободительного движения против турецкого ига Ламброс Кацонис [или Ламбро Качиони]. В 1770-1774 годах он участвовал в военных действиях русской армии в Пелопоннесе и Эгейском архипелаге. После окончания русско-турецкой войны [1768-1774 г.г.] переселился в Россию. Во время следующей турецкой кампании [1787-1792 г.г.] организовал отряд греков, который однажды на лодках захватил турецкое судно. Трофейный корабль переименовали в крейсер «Князь Потемкин-Таврический» и, добавив к нему еще два десятка кораблей, передали под командование Кацонису. Тот и руководил этой корсарской флотилией, воевавшей… под андреевским флагом.

За военные заслуги удачливому греку было пожаловано поместье в Крыму – на территории нынешней Ливадии. Землю же у Овечьего брода он продал графу Николаю Мордвинову, награжденному высшим российским орденом святого Андрея Первозванного. Во время второй турецкой компании граф, командуя Лиманской флотилией, возглавлял осаду с моря, бомбардировку и штурм крепости Очаков. Ну, а в 1811 году граф выдает замуж свою дочь Веру за сенатора Аркадия Столыпина и в качестве приданного за нее передает зятю свои земли на Молочной, на которых только-только заселились первые крепостные. Так Мордвиновка, долгое время остававшаяся единственным православным селом Мелитопольского уезда, перешла в собственность семьи будущего премьер-министра России Петра Столыпина, вошедшего в историю в первую очередь земельной реформой, которую в честь него стали называть Столыпинской. Петр Аркадьевич, напомню, был убит 18 сентября 1911 года в Киеве.

Реформа провозглашала ряд мер по разрушению коллективного землевладения сельского общества и созданию класса крестьян – полноправных собственников земли. Премьер-реформатор, в частности, категорически заявлял, что «каждый домохозяин, владеющий землей на общинном праве, может… требовать укрепления за собой в личную собственность причитающейся ему части из означенной земли». Первым селом Российской империи, где Петр Столыпин и решил опробовать свою реформу, как раз и стала мелитопольская Мордвиновка. А для того, чтобы показать местному люду, как нужно работать на землице собственной, отдельный участок получил немец из ближайшей колонии. Но это еще не все! Сестра сенатора Аркадия Столыпина Елизавета была замужем за капитаном Преображенского полка Михаилом Арсеньевым и родила дочь Марию, которая вышла замуж за Юрия Лермонтова – отца Михаила Лермонтова [застреленный на дуэли поэт и владевший Мордвиновкой премьер-реформатор были троюродными братьями]. Мало того, в ближайшем окружении поэта находился Алексей Столыпин, вошедший в историю под прозвищем Монго. Внук [по матери] графа Николая Мордвинова, он приходился двоюродным дядей Михаилу Лермонтову [и, соответственно, Петру Столыпину]. Со своим племянником и однополчанином Михаилом Лермонтовым Монго пребывал пару лет в Царском Селе. Вместе с ним Лермонтов участвовал в экспедиции в Чечню. С 20 мая 1841 они жили вместе в Пятигорске. Откуда Монго мог бы, отговорив поэта от дуэли, увезти его… в мелитопольскую Мордвиновку. Вместо этого дядюшка согласился стать негласным секундантом(!) на дуэли Лермонтова.

*

Далее в нашем повествовании фигурировать будет еще одна весьма известная в дореволюционной России семья. Называться связанная с ней легенда будет так: Где и почему немцы Фейны стали Фальц-Фейнами?

Согласно информации, обнародованной херсонским историком-краеведом Павлом Ивановым-Остославским на историко-генеалогическом сайте «Родовое гнездо», родоначальником семейства, один из потомков которого станет основателем первого украинского заповедника «Аскания Нова», является Йоганн Фейн из герцогства Вюртенберг. Родился Йоган в 1743 году, а в девятнадцатилетнем возрасте перебрался в таврические степи, создав на хуторе под названием Елизабетфельд свое хозяйство. А его сын Фридрих основал собственное дело и стал разводить овец. И, будучи в Одессе, познакомился с земляком – немецким колонистом Йоганом Пфальцем. Со временем дочь Фейна, Элизабет, вышла замуж за Пфальца. Фридрих Фейн из-за неудобности для русского произношения фамилии Пфальц, предложил зятю убрать из нее звук «п». И Пфальц превратился в Фальца. А мне остается добавить, что хутор Елизабетфельд – это мелитопольское село Возрождение. К сожалению, в нем ничто нынче не напоминает о том, что когда-то это было родовое поместье семьи Фальц-Фейнов: ни одного здания с тех пор не сбереглось. А вот в селе Трудовом со времен хозяйствовавших тут немцев-меннонитов кое-что осталось.

**

Чем заинтересовало меня оно, я объясню в заключительной легенде: Где искать своих предков бывшему канцлеру Германии?

Я уже говорил о том, что именно по причине дефицита собственных людских ресурсов в Россию потянулись жители западноевропейских государств. Среди переселенцев были и меннониты. Только в долине реки Молочной к середине ХІХ века они основали 56 колоний.

Получив ряд льгот от правительства, они привнесли в экономику региона ряд нововведений. Среди наиболее значительных автор исследования «Приключения немцев-меннонитов на южных землях российской империи» мелитопольский краевед Николай Крылов [он, напомню, согласился быть нашим экспертом-консультантом] отмечает введение четырехпольной системы земледелия и черного пара, выведение породы крупного рогатого скота, известной теперь как украинская красная степная, орошение лугов и удобрение полей, строительство Токмакской железной дороги, создание Старобердянского и Алтагирского лесничеств.

На рубеже двадцатых-тридцатых годов позапрошлого столетия появились меннонитские хутора и в бассейне реки Тащенак. Включая поселение Нейтейх Давида Шредера. После установления советской власти здесь разместилась колония НКВД, существовавшая до 1959 года. По сей день в Нейтейхе [нынешнее село Трудовое] сохранилось несколько меннонитских жилых и хозяйственных построек. А исследование территории поселения позволило отыскать меннонитское кладбище и три надгробные плиты с него.

– Давид Шредер может быть родственником бывшему федеральному канцлеру Германии Герхарду Шредеру? — поинтересовался я у своего эрудированного собеседника

– Никем это не доказано.

– Но и не опровергнуто?

– Не опровергнуто! – согласился ученый эксперт.

Владимир ШАК

[Фото из открытых Интернет-источников]

Греческий пират Ламброс Кацонис

Поэт Михаил Лермонтов, убитый на дуэли

Премьер-министр — реформатор Петр Столыпин

Оставить комментарий

Отправить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *