Как в Запорожской области в сталинские времена контрреволюционеров искали

Как в Запорожской области в сталинские времена контрреволюционеров искали

В тот погожий апрельский день житель запорожской сельской глубинки Андрей Волков, как всегда, вышел на работу в поле. Отработал на тракторе ночную смену. И вдруг, как снег на голову,- арест. причем ему никто ничего не объяснял: просто отвезли под конвоем в Орехов.

Жена Мария с маленькой дочкой находилась дома, на хуторе Красный Октябрь. Два милиционера в сопровождении бригадира предъявили ей ордер на обыск. Конечно, никаких компрометирующих материалов не нашли, так как их не было. А женщина надолго утратила покой.

Так 22-летний сельский житель с безупречной репутацией, сын погибшего в гражданскую войну красноармейца, оказался в тюрьме.

Между прочим, в те апрельские дни 1938 года из совхоза им.Димитрова Ореховского района Запорожской области были арестованы еще 11 человек.

Жертвами репрессий, в частности, стали:

Матвей Иванович Юхименко, слесарь, работящий, безотказный, болеющий об интересах коллектива;

Андрей Андреевич Ремпель, механик, специалист высокого класса, которого уважали односельчане за простоту, человечность, душевную доброту;

Иван Иванович Вайло, отличный механизатор, добросовестный и исполнительный работник.

Среди арестованных по гнусному  доносу также были: Иван Романович Колесник, Иван Владимирович Якименко, Кондрат  Хрисанович Лисечко, Федор Гордеевич Лысенко, Яков Павлович Шаптала, Эдуард Вильгельмович Видовский, Иван Емельянович Смага, Иван Михайлович Ветер.

Все они, как узнали позже их семьи, обвинялись в антисоветской агитации и участии в контрреволюционной кулаческо-повстанческой  организации.

Вот что рассказывала мне Мария Ивановна Волкова, родная сестра моей бабушки Татьяны:

— Полтора месяца Андрей находился за решеткой в райцентре. Можно было возить передачи — молоко, хлеб, табак. Каждый  день мы ездили в милицию, чтобы увидеть своих мужей. Один  раз Андрею  удалось выбросить записку: «Никто не знает, за что нас забрали. Вам будет  тяжело. Пусть тебя со Светой заберет Анисим. Мама пусть едет к брату. Мы не вернемся».

И все же они не теряли надежды. Кондрат  Лисечко тоже передал клочок бумаги со словами: «Скоро нас вывезут. Ждем каждую ночь».

У Федора Лысенко умерла маленькая доченька. Жена, обливаясь слезами, стояла под забором, высматривая, когда арестованных выведут на прогулку. На пальцах показывала, пока муж не понял: «Нет нашей Юлечки».

Потом всех 12 перевезли в Запорожье. Но передачи в ореховской милиции несколько раз брали. А в один из дней отказали Марии Волковой: нет, мол, у нас такого.

Надеялась Мария Ивановна увидеть живым своего Андрея. Но только через двадцать лет узнала, что муж реабилитирован… посмертно.

Из областной прокуратуры пришел ей такой ответ: «Волков Андрей Трофимович, 1916 года рождения, осужден к расстрелу за проведение антисоветской  агитации и участие в контрреволюционной кулаческо-повстанческой организации. Приговор приведен в исполнение 20 июня 1938 года. Место захоронения не установлено. Постановлением президиума Запорожского областного суда от 13 марта 1957 года уголовное дело закрыто за отсутствием в действиях состава преступления».

Посмертно были реабилитированы и другие репрессированные односельчане Андрея Волкова, потому что это были простые честные люди, оказавшиеся без вины виноватыми. Они ушли из жизни, были безжалостно  перечеркнуты их судьбы, не осуществились их заветные мечты. Пострадали и их семьи, их называли «вражескими элементами», а детей — «детьми врагов народа», и от этого клейма было трудно избавиться.

***

Только в пору гласности мы узнали о массовых политических репрессиях в эпоху сталинизма, о «большом терроре» 30-х годов двадцатого века. Они были направлены на уничтожение цвета нации и в Украине, и в СССР в целом.

В те времена общество было поражено вирусом тотального страха, взаимного недоверия и подозрительности, оно медленно опускалось в пропасть отчаяния, моральной деградации. Тогда было достаточно анонимки, телефонного звонка или слова, чтобы уничтожить  чью-то жизнь.

Теперь мы знаем много о трагических страницах истории, связанных с геноцидом украинского народа.  И мы хотим знать еще больше правды о преступлениях против нашей нации, чтобы не повторить ошибок прошлого.

Тамара КУРОЧКИНА,

журналист,

город Орехов.

(Visited 78 times, 2 visits today)
Оставить комментарий

Отправить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *