Как на берегу Молочного лимана бомбы копали

Как на берегу Молочного лимана бомбы копали

Листая подшивку запорожской газеты МИГ пятнадцатилетней давности, в каком-то из весенних номеров я обнаружил любопытный снимок, сделанный на берегу Молочного лимана: группа людей, включая детвору, внимательно наблюдает, как мужик с сигаретой во рту увлеченно что-то копает в земле. Несведущий человек, глядя на фото, ни за что не догадается, что же он ищет при многих свидетелях. И я бы не догадался, если бы не побывал там, на берегу тихого, несколько даже угрюмого, как мне тогда показалось, Молочного лимана.

А народ на его берегу искал… авиационные бомбы.

Две таких бомбы – в пятьдесят и сто килограммов, накануне там нашел местный житель по имени Алексей, который не придумал ничего лучшего, как… приволочь их в свое село Гирсовку. Слава Богу, об этом почти сразу стало известно пиротехникам из мирненского аварийно-спасательного отряда оперативного реагирования [базировался под Мелитополем] и они, примчавшись в Гирсовку, изъяли у Алексея бомбы и уничтожили их в карьере накладным зарядом.

— Здорово бабахнуло? – полюбопытствовал я у пиротехников, а в село, к слову, тогда выезжали капитан Дмитрий Чернов, майор Сергей Катриченко, прапорщик Денис Морозов и рядовые Андрей Карпенко и Андрей Клименко.

—  Серьезно рвануло! — ответил капитан. — От взрыва осталась воронка диаметром в четыре метра и глубиной в полтора.

По оценкам саперов, в тротиловом эквиваленте в бомбах, найденных Алексеем на берегу Молочного лимана, имелось около 80 килограммов взрывчатки.   Кстати, нашедшего бомбы с тех пор в селе стали звать… Лехой-бомбистом.

И что, выяснил кто-нибудь, как бомбы попали на берег лимана?

А это и без выяснения было известно всем: там – до начала шестидесятых годов, находился военный полигон, на котором авиаторы отрабатывали технику бомбометания. А еще ранее, когда на берегу лимана базировался аэродром Красной Армии, тот участок берега основательно обработали с воздуха пилоты Люфтваффе. Поэтому осколков бомб там было предостаточно. А, судя по находке Лехи-бомбиста, не только осколков.

Приехав в село, Алексея я отыскал… ну, конечно же, на полигоне. Мужчиной он оказался вполне здравомыслящим. На мой вопрос, зачем бомбы в село притаскивал, ответил приблизительно так: а чтобы пацанва их на полигоне ковырять не стала. Бомбы все же…

— Разряжали их где?

— Да тут же и разряжал, — ответил Алексей.

А, когда я попросил его показать место, где он нашел бомбы, Леха с удовольствием согласился. И мы пошли. Шли, правда, не долго.

— Вот здесь, — наконец, останавливается мой провожатый у свежевырытой ямы, возле которой суетились люди, подбадривая мужика с сигаретой во врут и лопатой в руках – давай, мол, проворнее работай.

Я заглянул в яму и увидел… носовую часть бомбы.

— Не пугайся! — видя, с каким страхом я отпрянул прочь, заулыбался Алексей. — Бомба эта разорвалась! Кусок только ее остался. А рядом с ним была моя, стокилограммовая. В ту же воронку угодила!

—  Вам не страшно тут? — оглядывая   пеструю  компанию, включая женщин и детей, всегда норовящих всюду поспеть скорее взрослых, спросил я.

А теперь цитирую дословно – из моих записей пятнадцатилетней давности:

«В ответ на свой вопрос я услышал… веселый заливистый смех. Смех людей, которых наша никчемная действительность заставляет ежедневно бродить по иссеченной смертью земле. По земле, скрывающей в себе саму смерть».

Нy, а теперь вернемся к истории с бомбами, от которых Алексей кличку свою получил. По замечанию пиротехников, он таки лукавил, заявив мне, что разрядил бомбы на полигоне. Взрыватель из стокилограммовой бомбы Леха вытаскивал… у себя во дворе. О чем и сообщил потом райвоенкому  — в присутствии участкового.

— А это делать в населенных пунктах, — объяснил мне капитан Дмитрий Чернов, — даже нам, профессионалам, категорически запрещено. Неизвестно ведь, как поведет себя пролежавшая в земле десятилетия бомба. С Алексеем, — добавил тогда капитан, — мы, конечно, провели работу.

— Побили его?

— Нет! — несколько опешил от моего вопроса капитан. — Работу в плане разъяснения провели: как обращаться с такими находками.  Не извлекая их из земли, следует обозначить опасное место вешкой и тут же сообщить об обнаруженном представителям местной власти.

*

«Леха-бомбист едва не взорвал родное село… авиационными бомбами», — так назывался мой отчет о той поездке на берег Молочного лимана.

Владимир ШАК

(Visited 235 times, 1 visits today)
Оставить комментарий

Отправить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *