Как герой войны из Бердянска помогал Эльдару Рязанову кино снимать

Как герой войны из Бердянска помогал Эльдару Рязанову кино снимать

Вторым режиссером известных картин «Вокзал для двоих» и «Жестокий романс» был уроженец  курортного города на берегу Азовского моря, кавалер пяти боевых орденов Леонид Черток.

Кроме Эльдара Рязанова, он также работал с другими выдающимися мастерами кинематографа, фамилии которых, безо всякого преувеличения, у всех на слуху.

 

В общем-то, функции второго режиссера больше административные, нежели творческие, тем не менее, тот же Эльдар Рязанов в своих мемуарах, вспоминая, как начиналась работа над картиной «Жестокий романс», счел нужным отметить:

«Прежде чем приступить к написанию литературного сценария, мы — художник Александр Борисов, оператор Вадим Алисов, второй режиссер Леонид Черток и я — провели несколько бесед, пытаясь определить наши главные позиции. Мы решили: сценарий должен иметь романную форму. Обычно инсценировки делаются из романа или повести. Обратный же путь, выбор романной, повествовательной формы для переложения пьесы, — случай редкий».

Поэтому безо всякого преувеличения можно говорить, что герой нашего повествования имеет непосредственное отношение к созданию не только кинокартин Эльдара Рязанова, но и фильмов, снятых Анатолием Эфросом [«Двое в степи»], Олегом Ефремовым [«Строится мост»], Эдмондом Кеосаяном [«Стряпуха»], Игорем Таланкиным [«Выбор цели»], Леонидом Квинихидзе [«31 июня»]  и Марком Захаровым [«Тот самый Мюнхгаузен»]. С этими режиссерами он тоже работал на съемочной площадке. И его фамилия указана в титрах картин. Причем  сразу после постановщиков – главного режиссера и главного оператора.

 

Офицер связи РККА и… сын «железного» Феликса?

Официальная биография киношника-бердянца весьма скупа на факты [а фото его мне вообще отыскать не удалось]:

родился 19 февраля 1922 год в городе Бердянске. В 1925 году семья переехала в Москву. Отец — революционер, партийный деятель. Мать занимала ответственный пост во Внешторге [Наркомат внешней торговли]. С детства увлекался театром, играл в школьном театральном кружке и занимался в театральной студии. Спортсмен, в юности играл за дубль футбольного клуба «Спартак».

Участник войны с немецко-фашистской Германией. Встретил ее на Дальнем Востоке, где проходил срочную службу в пограничных войсках. В октябре 1941 года направлен под Вязьму, в Тульский батальон связи 74-й добровольческой отдельной стрелковой бригады «Алтайцев-Сибиряков» 6-го стрелкового корпуса.

Был трижды ранен.

Свою первую награду — медаль «За отвагу», получил в марте 1943 года, пребывая в должности офицера связи.

Победу встретил в Праге в звании гвардии капитана, командира роты автоматчиков. Награжден двумя орденами Красной Звезды, орденом Красного Знамени и двумя орденами Отечественной войны, полученными в послевоенное время.

В 1946 году, после демобилизации из рядов РККА, пришел в Центральный академический театр Советской армии, где работал актером и режиссером-ассистентом.

В 1959 году — в соавторстве с Ниной Ольшевской, поставил спектакль «Сережка с Малой Бронной» по пьесе Юрия Шевкуненко, а на сцене Тульского государственного академического театра драмы имени М. Горького — спектакль «Тигровая шуба».

Работал на Центральном телевидении в качестве режиссера-постановщика спектаклей «Три вакансии для светил», «Дуплянка», «Чудная», «Алексей Куликов — боец», «Свеаборг».

В 1960 году перешел на киностудию Мосфильм.

Член Союза кинематографистов СССР.

Ушел из жизни 25 сентября 2009 года. Похоронен в Москве на Рогожском кладбище.

Очень даже творческий человек. И очень – судя по его наградам, героический. К слову заметить, в наградном листе, заполненном в марте 43-го на офицера связи старшину Леонида Чертока, его комбат подчеркнул:

«Проявил себя как смелый и отважный командир. За время боев…не щадя своей жизни, под сильным огнем противника доставлял ценные боевые донесения из рот в штаб батальона и из стрелковых батальонов – в штаб бригады».

Чтобы у читателя не возникло вопросов, почему бердянец, будучи офицером связи, имел чин старшины, стоит уточнить, что до середины войны в Красной Армии вообще не было звания «офицер». Были только командиры. «Командир Красной Армии такой-то», — так было принято представляться в ту пору. Официально же слово «офицер» употреблялось лишь в название должности представителя штаба, отвечавшего за установление связи с подразделениями и выполнения особых поручений командования. Это и был офицер связи. В данном случае – старшина Леонид Черток.

Кстати, героем одной из кинолент, в съемках которой принимал участие Леонид Михайлович, будет… офицер связи лейтенант Огарков.

Лента эта снималась в окрестностях Бердянска. Автором сценария был фронтовик из Кременчуга Эммануил Казакевич, а главным режиссером – харьковчанин Анатолий Эфрос. Премьера картины состоялась 4 мая 1964 года.

Фильм меня удивил. Оказывается, в начале 60-х годов в СССР снимали о войне… психологические драмы.

На первый взгляд, сюжет картины, режиссером которой был Леонид Черток, прост: летом 1942 года в донских степях [ими стали степи Приазовья] идут тяжелые  бои. Двадцатилетнего начхима полка лейтенанта Огаркова назначают офицером связи и из штаба армии отправляют  в дивизию с приказом об отходе.  Тот всю ночь плутает в степи и… не выполняет приказ: не находит дивизию. В связи с тем, что она – не получив приказа об отходе, попала в окружение и погибла, офицеру связи выносят приговор: расстрел. Но до приведения его в исполнение остается какое-то время. Неожиданно прорываются немцы и обстановка кардинально меняется. И вот по степи [где-то под Бердянском]  бредут двое: конвоир Джурабаев и осужденный трибуналом Огарков… уже даже не командир – с него сняли лейтенантские «кубари». Получается, один другого ведет на расстрел, а вокруг гремит война…

Но я еще не все факты выложил из биографии Леонида Чертока. Один из них обнародовала Википедия. И он  меня… почти шокировал. Выкладываю его:

«По неподтвержденным данным, является внебрачным сыном Феликса Дзержинского».

Сын «железного» Феликса,  крестный отец самой страшной репрессивной организации, аббревиатура которой звучит как щелчок затвора винтовки – ВЧК, родился и первые годы своей жизни провел в Бердянске?

Спокойно это воспринять невозможно.

Между прочим,  верным последователем идей Феликса-«металлиста» является сегодняшний московский недоцарь-недофюрер Путлер [или «ла-ла-ла-ла-ла»], развязавший в 2014 году войну против Украины.

К сожалению,  конкретнее что-либо выяснить о семейных связях режиссера из Бердянска мне не удалось. И тогда я решил поискать его ближайших родственников.

 

Дядя-чекист

Первой в досье на Леонида Михайловича легла информация о его дяде:

Леонид Исаакович Черток родился в 1902 году в городе Екатеринославе [нынешнем Днепре] в семье ремесленника-бондаря. Учился в Екатеринославском казенном еврейском училище. В 1915 году, окончив два класса, уходит из него  и становится учеником слесарной мастерской Штейна. После революции 1917 года работает курьером в Екатеринославском орисполкоме, затем — на поденной работе у частников и в мастерской Юдицкого.

В марте 1919 года записывается в РККА и проходит службу в Особом латышском батальоне. Через месяц заболевает брюшным тифом. В августе 1920 года — после выздоровления, продолжает службу в 421-м военно-полевом госпитале в качестве рядового санитарной службы.

С июля 1921 года являлся сотрудником Екатеринославской губернской ЧК, в феврале 1922-го переводится в Москву на должность следователя центрального аппарата Государственного политуправления (ГПУ), созданного на базе ВЧК.

И начинается стремительный взлет по карьерной лестнице:

уполномоченный, сотрудник секретного отдела, помощник начальника отделения экономического управления, начальник отделения экономического управления, помощник начальника отдела контрразведки главного управления госбезопасности (ГУГБ) НКВД СССР.

Последнее назначение последовало в 1937 году: майор госбезопасности Леонид Черток становится помощником начальника контрразведывательного отдела ГУГБ НКВД СССР. К этому моменту он награжден тремя орденами Красного Знамени, орденом «Знак почета», двумя нагрудными знаками «Почетный работник ВЧК-ГПУ» и именным оружием.

По слухам, его продвижению по службе способствовала дружба с Генрихом Ягодой, который после смерти Дзержинского фактически руководил советскими органами госбезопасности. Когда же Ягоду отстранили от должности наркома НКВД, началась зачистка его команды. И 12 апреля 1937 года новый нарком Николай Ежов подписал ордер на арест майора госбезопасности Леонида Чертока. Его объявили немецким шпионом, исключили из партии и уволили из НКВД. На следующий день, 13 апреля, за майором-гэбистом пришли его коллеги. Увидев их, он… покончил жизнь самоубийством, выбросившись из окна своей квартиры на восьмом этаже. В последствии был лишен всех званий и наград.

Что было общего у малограмотного уроженца провинциального Екатеринослава и всесильного наркома, лично для меня осталось тайной.

 

Сын-журналист

Далее в моем условном досье появилось сообщение о сыне режиссера из Бердянска, которого тоже, как и его отца, зовут Леонидом.  Сам себя на каком-то информационном ресурсе он представил так:

«Родился в 1959 году в Москве в семье непопулярных театральных актеров. За плечами десять лет работы супертехником на Мосфильме, ВГИК — сценарный факультет, поиск себя в Америке, несколько телевизионных проектов на центральных каналах и прочее, и прочее… В 2001 году оказался в Архангельске и до сих пор не могу выехать обратно».

В Архангельске Леонид Черток-младший работает на телевидении, где ведет программу «Итоги недели». Получается, мы с ним коллеги.

Однако прежде, чем написать ему, я полюбопытствовал, о чем он ведет разговор с телезрителями.  Сделать это оказалось не сложно – в век господства информации что-либо утаить невозможно, и вскоре у меня перед глазами оказалась текстовая версия архангельских «Итогов недели» с 18 по 24 марта 2019 года.

Конечно же, их автор много времени уделил… нет, не событиям в Архангельске, а… грядущим президентским выборам в Украине. И вот, какой мыслью он закончил свои рассуждения:

«И в конце приходится сделать вывод, который явно не понравится нашим пропагандистам. Ситуация с выборами наглядно показывает, что за прошедшие с 2014-го годы гражданское общество на Украине сформировалось и все громче заявляет о себе. Пусть бедные, ошибающиеся, но гордые и с самоуважением. Так что любому, кто придет в ближайший месяц к власти, с этим фактором придется считаться.

Как же неудобно править такими… не правда ли?»

*

На мое письмо коллега ответил сразу. Оно было коротким, но очень важным – сразу сняло некоторые, имевшиеся у меня, вопросы. О «железном» Феликсе, в частности.

Леонид сообщил, что его отец

«в Бердянске только родился, и его почти сразу перевезли в Москву. Его вообще туда привезли только родиться. Там мутная история, непонятно, чей он сын, то ли бабушки, то ли ее сестры. Если второе, то он бастард Феликса Дзержинского».

Бастард – это внебрачный сын. «Неподтвержденные данные», которые я выудил из Википедии, изучая биографию Леонида Четрока-старшего, таки имеют под собой почву.

Из Архангельска Леонид также переслал мне в Запорожье три фотографии отца и подсказал, где найти его собственные воспоминания – о детстве, о Бердянске, куда он – в начале шестидесятых годов, приезжал с отцом снимать фильм «Двое в степи» режиссера Анатолия Эфроса.

 

«Как папа был маленьким»

Такое необычное название выбрал для своих «Рассказов о детях», написанных в Архангельске в 2005 году, сын режиссера из Бердянска и… возможный внук «железного» Феликса, достаточно здраво – судя по его «Итогам недели», рассуждающий о событиях в Украине.

Папа в этих рассказах – это сам автор. От первого лица он и ведет рассказ, называя себя… маленьким папой – ребенком, то есть.

Естественно, я сделал кое-какие выписки из изложенного им, снабдив текст  короткими уточнениями. В остальном рассказанное о семье героя войны из Бердянска, участвовавшего в создании кинофильмов, названия которых известны всем, в комментариях не нуждаются.

Итак:

«маленькому папе не повезло, его не очень хотели. Это совсем не значит, что бабушка Инга, мама маленького папы, и дедушка Леня, папа маленького папы, были злыми людьми и не хотели папу. Просто они были актерами, и в то время их больше интересовала собственная карьера и сам процесс продолжения рода. Да и принести маленького папу им было некуда, ведь они жили в одной комнате с больным прадедушкой, у которого после Сталина очень болела голова, поэтому он не мылся и много курил. А у дедушки Лени комнаты вовсе не было, в ней жила бывшая дедушкина жена с маленькой тетей Ирой, которые тоже не хотели, чтобы у них появился маленький папа. Дедушка был широкий человек и своим  женам и детям всегда оставлял по комнате. Всем, кроме маленького папы. Но папа за это на него не обиделся. Он обиделся на него потом, и совсем за другое…»

«бабушка Инга очень нервничала, какой будет из себя маленький папа при ее «здоровом» образе жизни, много пила и курила. Поэтому у нее не было молока, которое в первые дни должен был пить маленький папа. Все дети кричат, когда голодны, а маленький папа молчал. У него просто не было сил. Он молчал, ел землянику, отчаянно чесался и оставался таким же маленьким. Однажды на дачу  приехала еще одна  бабушка, Сима. Она завопила, как сирена «Скорой помощи», и понеслась за врачом. Врач очень удивился, откуда в приличном еврейском поселке времен хрущевской оттепели взялся блокадный мальчик. Он прописал ему русскую тетю с большими титьками. Именно такая тетя работала в мамином театре, и уже была всем известна, как «укротительница тигров». Тетю Люду Касаткину срочно привезли на дачу. Папа, изголодавшись по простому русскому телу, так вцепился в тетины вторичные половые признаки, что все его прозвали вурдалаком и стали бояться [русская тетя с большими титьками – киноактриса, сразу запомнившаяся зрителям по фильму «Укротительница тигров», будущая народная артистка СССР Людмила Касаткина];

«маленького папу с детства не знали, куда деть. Его родители, в меру собственной бездарности, пытались поднять советское искусство к новым высотам. Но маленький папа все время пытался мешать творческому процессу. Он, как все дети, хотел, чтобы родители играли только для него. Но он тогда не мог им платить за это деньги, которые нужны были для того, чтобы жить. Папина мама деньги не любила, а папин папа любил и очень жалел, когда они уходили к другим»;

«теперь маленький папа все будние дни проводил в большой коммунальной квартире на Чистых прудах. И не будние тоже. Папина мама рассказывала своим подругам по телефону, что папин папа нашел новую работу с долгими командировками, и у нее появилось время на «личную жизнь». Маленький папа терялся в догадках, какая она – личная жизнь его мамы? И с кем? Он был уверен, что свою любую жизнь родители должны проводить вместе с детьми. Но он был еще маленький и многого не понимал»;

«в жизни семьи маленького папы произошли перемены. Началось с того, что дирекция театра Советской армии окончательно убедилась, что папин папа на редкость бездарен, как актер, и подвела его к мысли покинуть труппу. Но папин папа в свои 40 лет больше ничего не умел делать. В молодости он неплохо воевал с фашистами и даже остался жив. В мирной жизни ему лучше всего удавалось нравиться тетям, но в те стародавние времена на это было трудно прокормить семью. Да и тети попадались сплошь бедные, сами норовили стащить у него последний рубль на такси. Когда-то папин папа надеялся, что папина мама станет большой актрисой, и будет хорошо зарабатывать, но она не любила деньги, а те отвечали ей полной взаимностью. К тому же с талантом у нее было так же плохо, как и у папиного папы, а таким платили меньше 100 рублей в месяц. Папина мама так нервничала, что завела себе другого дядю, но папиному папе на это было наплевать. Он ушел на громадную киностудию хлопать перед камерой черной доской с белыми буквами и цифрами, за это его звали «хлопушкой» и посылали купить холодного пивка. За это маленький папа на всех обижался»;

«дедушка Леня, папин папа, уехал снимать кино со смешным названием «Стряпуха», а у бабушки Инги, папиной мамы, все свободное время отнимала «личная жизнь». Маленькому папе «личная жизнь» не очень нравилась. Он был черненький и какой-то мелкий. Как таракан на общей кухне большой коммунальной квартиры на Чистых прудах. Маленький папа сказал об этом своей маме, хотя она в те годы очков не носила и могла сама это разглядеть.

— Ерунда, зато мелкая блоха злее кусает, — ответила папина мама.

Маленький папа задумался. Черненький, мелкий и больно кусачий…. Таких мутантов он в своей жизни еще не встречал. К тому же, «личная жизнь» считал себя детским поэтом и написал глупые стихи «про кривенькие ножки на кривенькой дорожке». Папина мама хвасталась своим подругам, что ему за это заплатили кучу денег, и он на эти самые деньги обещал ей купить французские духи [стихи «Жил на свете человек, Скрюченные ножки, И гулял он целый век По скрюченной дорожке» написал известный детский поэт Корней Чуковский];

«папина мама злилась. Она ни в какую не хотела брать маленького папу в чудесное путешествие под названием «гастроли». Из ее телефонных разговоров маленький папа понял, что на этих гастролях у нее есть еще одна «личная жизнь». Но другая, не плюгавая. «Когда же будет время на меня?» — обижался маленький папа.

Папа маленького папы к тому времени сделал головокружительную карьеру. Дело в том, что киностудия «Мосфильм», которая принимала всех бездарных актеров под свое доброе, но с маленькой зарплатой, крыло, открыла два новых больших корпуса с шестью павильонами, похожими на стадионы. Фильмов стали снимать много, целых 50 в год, и фронтовики с седыми висками и хлопушками в руках превратились в маленьких начальников. Папу маленького папы теперь звали не иначе, как «товарищ второй режиссер». Он стал очень важным, стал покрикивать на своих ассистенток. Еще он щипал и хлопал их по задорным попкам. Маленький папа решил, что он их так наказывает. Ему стало жалко молоденьких ассистенток, которые от обиды на режиссера-фронтовика фальшиво похохатывали, и он пожаловался на своего папу своей маме. Мама назвала папиного папу кобелем, а несчастных ассистенток коротким иностранным словом на букву «б». И маленький папа стал ждать, когда ему подарят эту собачку…»;

«папа — второй режиссер, предложил всей семье провести два летних месяца на берегу Азовского моря в городе Бердянске. Там он будет снимать фильм со странным названием «Двое в степи».

Папа маленького папы после нового назначения стал крут со всеми, а бабушка Сима даже высказала предположение, что он «кобелирует». «Гуляет с чужими собаками за деньги», — догадался маленький папа и стал надеяться на подарок с первой получки…

…Нельзя сказать, чтобы вид моря так уж поразил маленького папу. Он еще в поезде услышал, как нетрезвые соседи по купе называют Азовское большой мелкой лужей. Маленький папа даже обиделся на них за такое отношение к первому морю в своей жизни, но потом решил, что он и так не видел от своих родителей хороших дорогих подарков. К тому же соседи по купе были веселыми «светиками», так они себя называли. Потом, уже в Бердянске, маленький папа увидел, что они заняты серьезным и нужным делом – устанавливают и зажигают огромные фонари, которые светят ярче солнца. Без них не обходилась ни одна съемка, дядя-оператор все время их искал и потом долго мыл их красные лица в волнах прибоя…. «Светики» очень нравились маленькому папе, вот только пахло от них не очень вкусно, совсем как от его мамы после спектакля. А в поезде с ними ехать даже очень весело. Они пили водку, закусывали остро пахнущим маринованным чесноком, рассказывали смешные истории, состоящие из одних нехороших слов, и все время пытались чем-то угостить папину бабушку. Баба Сима повизгивала, ругалась на «светиков» и вела себя, как полная дура.

Однажды маленький папа поехал со своей мамой в другой приморский городок за южными фруктами на машине съемочной группы. По дороге они попали в песчаную бурю и долго простояли посреди необъятной степи. Маленький папа совсем не испугался. Он твердо решил быть смелым, к тому же рядом была его мама. Резиновый мишутка [любимая игрушка и самый большой друг маленького папы] тоже не боялся, ведь он был в кармашке своего смелого друга. Больше всех испугалась баба Сима, которая оставалась дома. Она бегала по берегу, заламывая руки, и так и сыпала проклятия на голову папы маленького папы, который «таким коварным образом решил избавиться от семьи».

— Все равно, все это добром не кончится!- пророчествовала она, когда машина и ее пассажиры, живые и невредимые, вернулись из «дальнего похода».

— Мама, умоляю, помолчи! – закричала мама маленького папы на свою маму, но было поздно…

Через три дня мама играла в воде в мячик с дядей Толей Эфросом, главным режиссером фильма. Маленький папа ковырял совочком камешки в морском дне, а лучший друг ждал его на берегу в домике из песка. Неожиданно маленькая ножка маленького папы попала в подводную ямку, и он с головой погрузился в изумрудную воду. Он даже не успел испугаться, а только удивился и сильно брыкнул обеими ногами. Через три секунды его голова была уже на поверхности, и он услышал истошный вопль резинового медвежонка:

— Спасайте Лелечку!!!

Этот крик услышала и мама, которая до сих пор уверена, что именно она спасла сына из морской пучины».

Лично я описанное коллегой из Архангельска проглотил, как говорится, на одном дыхании.

Интересный он рассказчик. И очень – по-детски, искренний.

Мне же остается добавить только  полный список фильмов, режиссером которых был Леонид Черток-старший:

«Двое в степи» [режиссер Анатолий Эфрос], 1962

«Строится мост» [режиссеры  Олег Ефремов и Гавриил Егиазаров], 1965

«Стряпуха» [режиссер  Эдмонд Кеосаян], 1965

«Исход» [режиссеры  Анатолий Бобровский и Жамьянгийн Бунтар], 1968

«Сибирячка» [режиссер Алексей Салтыков], 1972

«Выбор цели» [режиссер  Игорь Таланкин], 1974

«Повесть о неизвестном актере» [режиссер  Александр Зархи], 1976

«31 июня» [режиссер  Леонид Квинихидзе], 1979

«Тот самый Мюнхгаузен» [режиссер Марк Захаров], 1979

«Отпуск за свой счет» [режиссер  Виктор Титов], 1982

«Вокзал для двоих» [режиссер  Эльдар Рязанов], 1982

«Жестокий романс» [режиссер  Эльдар Рязанов], 1984

Владимир ШАК

Наградной лист, заполненный на офицера связи старшину Леонида Чертока

Леонид Черток в молодости и в зрелые годы — на съемочной площадке [фото из архива его сына]

Леонид Черток, сын героя войны из Бердянска и режиссера популярных фильмов [и возможный внук «железного» Феликса]

Фильм Эльдара Рязанова

Фильм Эльдара Рязанова

Фильм Леонида Квинихидзе

Фильм Марка Захарова

Эльдар Рязанов на съемках фильма «Вокзал для двоих»

Эльдар Рязанов на съемках фильма «Жестокий романс»

(Visited 558 times, 1 visits today)
Оставить комментарий

Отправить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *