Как бердянский художник Исаак Бродский в блокадном Ленинграде воевал

Как бердянский художник Исаак Бродский в блокадном Ленинграде воевал

Осведомленный человек, конечно же, удивится моему заголовку и напомнит, что художник, имя которого носит Бердянский художественный музей, не мог быть в блокадном Ленинграде – он ведь умер 14 августа 1939 года. И, трем не менее, в Ленинграде он таки воевал. Пусть не лично, но… воевал! А теперь конкретнее.

Листая намедни книгу Абрама Бурова «Блокада день за днем», под датой, помеченной 18 марта 1943 года, я прочитал следующее: Все газеты опубликовали сегодня телеграмму наркома обороны И. В. Сталина бойцу Ленинградского фронта Дмитрию Новоселову: «Примите мой боевой привет и благодарность Красной Армии, товарищ Новоселов, за Вашу заботу о Красной Армии. Ваше желание будет исполнено». Желание Новоселова было изложено в опубликованном здесь же письме: боец, защищающий Ленинград,  просил принять от него 50 тысяч рублей на постройку крупнокалиберной зенитно-пулеметной установки на машине и передать ее в часть, где он служит. Ответ Сталина прибыл, когда зенитчик находился в госпитале. В одном бою он сбил «фокке-вульф», в другом, отражая вражескую атаку, был ранен…» И далее автор уточняет, что зенитчик Дмитрий Новоселов — приемный сын известного советского художника Исаака Бродского.

Ах, вот оно в чем дело! Автор письма Сталину оказался приемным сыном бердянского художника, одну из работ которого в Советском Союзе знали даже те, кто не знал фамилии Исаака Бродского. Имею в виду его картину «Ленин в Смольном». Я, к слову, к ней всегда относился равнодушно, а вот пейзажи  мастера из Бердянска, который был любимым учеником великого Ильи Репина, меня восхищают. Известно мне так же, что жил Исаак Израилевич в роскошной квартире в центре Ленинграда. А вот о приемном сыне художника я не знал. И я решил выяснить подробности, что оказалось… не очень трудным делом: побродив – в онлайн-режиме, естественно, по питерскому музею-квартире Исаака Бродского, а он размещается в бывшей квартире художника, я очень скоро отыскал интересовавшее меня.

Оказывается, при жизни мастера его очень большая квартира была густонаселенной. В пяти комнатах, кроме самого художника с женой, жили — в разные годы: две сестры его жены и сын одной из них Дмитрий Новоселов, а также домработница; в 1930 году Исаак Израилевич привез из Бердянска молодого талантливого художника Петра Белоусова, который также поселился здесь; также с 1930 года здесь жил сын Бродского от первого брака Евгений. Война затронула судьбы каждого из них: сестры жены художника эвакуировались в Самарканд с Академией художеств. Петр Белоусов в начале войны работал в блокадном Ленинграде, выполняя рисунки для журнала «Смена». Сын Бродского Евгений ушел на фронт, воевал на Карельском и Ленинградском фронтах, командовал саперной ротой. Освобождал Ленинград от блокады, был контужен. Закончил войну в Прибалтике. Ну, самая необычна военная история связана с Дмитрием Новоселовым, племянником второй жены Исаака Бродского Татьяны Петровны. Дмитрий мечтал стать художником, но грянула война, и он, как и многие тысячи ленинградцев, пошел добровольцем на фронт. Служил зенитчиком, охраняя ледовую трассу Дороги жизни. И однажды написал письмо Сталину. Цитирую его почти дословно: «Дорогой товарищ Сталин! Я боец Красной Армии, нахожусь в рядах защитников Ленинграда. Этот город нашему народу дорог, дорог он и мне — это мой дом, где я прожил 19 лет своей жизни. За разрушенные родные места, за замученных друзей я буду мстить врагу, не жалея сил и крови. Вношу 50000 рублей из своих накопленных средств на постройку крупнокалиберной зенитно-пулеметной установки на машине, которую прошу передать части, где я служу, чтобы свинцовым дождем из этих пулеметов беспощадно разить ненавистного врага. С красноармейским приветом Дмитрий Михайлович Новоселов».

Как же, возник у меня сразу вопрос, девятнадцатилетнему юноше удалось накопить 50 тысяч рублей? Если учесть, что в то время средняя зарплата составляла от 340 [в 1940 году] до 440 рублей [в победном 1945 году], получится, если даже по максимуму брать, 113 месячных зарплат. Ответ дали сами работники музея-квартиры: это были деньги, завещанные Дмитрию Новоселову… Исааком Бродским, который на самом деле считал его приемным сыном. Так воевал бердянский художник в блокадном Ленинграде? Таки да! Хоть и не лично: немцев била купленная на его деньги зенитно-пулеметная установка.

*

Кстати, дальнейшая судьба Дмитрия Новоселова не известна. Предполагается, что в том же 1943 году он погиб.

Владимир ШАК

На снимке вверху: в музее-квартире Исаака Бродского [фото из открытых Интернет-источников]

Дмитрий Новоселов [фото со страницы музея-квартиры Исаака Бродского в соцсетях]

Счетверенная зенитная пулеметная установка М-4 на льду Ладожского озера. Такая установка была куплена на деньги художника Исаака Бродского

Оставить комментарий

Отправить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *