Детективная история, связанная с картиной бердянского художника

Детективная история, связанная с картиной бердянского художника

Без погони и стрельбы, но с контрабандистом, которым стал бывший российский высокопоставленный чиновник, объявленный Россией в международный розыск

 

Широкий резонанс это громкое дело, напрямую связанное с давным-давно умершим бердянским художником Исааком Бродским, автором картины «Ленин в Смольном», получило 8 апреля 2014 года. Его некоторые детали в тот день обнародовал на своей странице в соцсетях бывший вице-премьер российского правительства, экс-глава Госкомимущества РФ Альфред Кох, с 2015 года проживающий в Германии.

«Поздравьте меня! – объявил он своим подписчикам. — Родина высоко оценила мой труд! Как раз, когда я выехал по делам в Германию, против меня в России возбудили уголовное дело. Обвинение по статье [вы будете смеяться] — контрабанда [спасибо, хоть не педофилия]. Ведет следственная бригада ФСБ из 15 человек, плюс физзащита, плюс оперативники и т.д.

Короче, к жене на обыски приезжало два автобуса здоровенных мужиков. С криками и визгами, маски-шоу, автомат в лицо и т.д. Против одной сонной пожилой женщины. Вломились в квартиру в семь утра… Все как мы любим!

Теперь я невъездной… С чем себя и поздравляю. Наверное, боятся меня… Значит, я на правильном пути… Теперь, наверное, нужно ждать гостей. Вопрос только: с ледорубом или с полонием?

Детали, наверное, не важны…»

А народ как раз очень интересовали детали!

«Что ты вывез-то, — полюбопытствовал один из друзей бывшего чиновника-эмигранта, — томик Пушкина?»

Подробные разъяснения последовали от Коха чрез месяц — 12 мая:

«Дорогие друзья! Настала пора раскрыть тайну моего дела о т.н. «контрабанде». Я не давал никаких подписок о неразглашении и имею основания считать, что публичная информация о ходе моего дела лишь поможет, а не повредит установлению истины.

Итак. Много лет назад [может четырнадцать, а может пятнадцать] моя жена купила картину. На ней стояла подпись — Бродский.

Для солидности эта картина сопровождалась заключением экспертов. Любой мало-мальски разбирающийся в этих вопросах человек скажет сразу: экспертиза та не выдерживает никакой критики. Причины просты: у картины нет эстимейта [то есть, истории, откуда она взялась, кому принадлежала ранее], подпись поставлена позже.

Напомню, что конец 90-х был тем периодом, когда на рынке появилось огромное количестве подделок и скандалы, которые по этому поводу разразились потом,  до сих пор сотрясают профессиональное сообщество экспертов и коллекционеров.

Моя жена после покупки показывала эту картину многим экспертам и известным коллекционерам и все в один голос говорили, что это, безусловно, фейк (поделка) и об авторстве Бродского не может быть и речи.

Жена легко смирилась с этим фактом, поскольку картина обошлась ей недорого, а свою задачу — интерьерного пятна, она выполняла. Мы никогда не были серьезными коллекционерами, а картины покупали недорогие и просто для интерьера.

С таким настроением я взял пакет с картиной и повез ее в аэропорт Шереметьево. Я понимал, что у меня в багаже подделка, которая ничего не стоит и уж точно никакой культурной ценностью не является.

Однако таможня посчитала иначе и изъяла картину. Никаких проблем. Это ее право. Картину отдали на экспертизу. Вот тут и начались странности. Как я теперь понимаю, меня «пасли». Это стало ясно после того, как на экспертизу картину принес не сотрудник таможни [что было бы логично], а оперативник ФСБ».

К сообщению своему «контрабандист» приложил и заключение экспертов Третьяковской галереи [от 2 декабря 1999 года], исследовавших картину, которая называется «Вечерняя заря. У берегов Италии». Их вывод был категоричным: «Авторство И.И. Бродского подтверждается».

Они также отметили, что «по выбору и трактовке изобразительного мотива картина относится к раннему творчеству Бродского и связана с его периодом увлечения символизмом», особо подчеркнув: «По художественному качеству и как бесспорная работа И.И. Бродского пейзаж «Вечерняя заря. У берегов Италии»  представляет музейный интерес».

«Представляет музейный интерес». А Кох, если верить ему, картину использовал… в качестве интерьерного пятна. Зачем же, спрашивается, коль она «точно никакой культурной ценностью не является», ее нужно было через границу тащить? В Германии подобных «пятен» не найти, что ли?

Кстати, сам Кох оценил картину в 18 тысяч рублей. А остановлен он был с ней в аэропорту Шереметьево 22 ноября 2013 года. Впрочем, выезду хозяина картины бердянского художника пограничники препятствовать не стали, но ее саму оставили в качестве вещественного доказательства.

И события стали развиваться весьма любопытно: оценив «Вечернюю зарю у берегов Италии» в 197,4 тысячи рублей, ФСБ в феврале 2014 года, когда Кох находился в Германии, завела на него уголовное дело по статье «Контрабанда культурных ценностей». В ноябре 2015 года правоохранительные органы РФ обратились в Интерпол и попросили объявить в международный розыск бывшего вице-премьера, а в декабре он был заочно арестован решением Лефортовского суда Москвы по ходатайству следователя ФСБ по особо важным делам. Его поисками(!) занялась служба по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом ФСБ.

А далее случилось непредвиденное: генеральный секретариат Интерпола принял решение… не объявлять Коха в международный розыск. Мало  этого, немецкие власти не позволили российским следователям проводить какие-либо следственные действия на территории Германии. «Генеральный секретариат Интерпола, — сообщил адвокат Альфреда Коха, — пришел к выводу, что вменяемое моему подзащитному деяние не является преступлением, а носит лишь административный характер». Защитник также отметил, что, исходя из всей совокупности обстоятельств, в Интерполе пришли к выводу: «преследование политически мотивированно».

А что сам Кох? Он по-прежнему утверждает, что картина с вечерней зарей у берегов Италии – не кисти Бродского, а преследуют его спецслужбы РФ за… антикремлевскую позицию. Кстати, 24 августа 2015 года, в День Независимости Украины, Кох возложил цветы к памятнику на могиле Степаны Бандеры и опубликовал фото на своей странице в соцсетях. «Мое маленькое паломничество в день Независимости Украины. Слава героям!», — добавил он к снимку. И связанные с РФ соцсети зашлись в истерике. «Альфред Кох на могиле Бандеры. Это все, что нужно знать о либерализме», — вот, пожалуй, самый нейтральный комментарий к поступку эмигранта.

Тут, в общем-то, можно было бы и точку поставить, посочувствовав господину Коху и пожелав ему не дождаться «гостей с ледорубом или с полонием» [имеется в виду убийство сталинским режимом Льва Троцкого и путинским – разведчика Александра Литвиненко], если бы ни одно «но»:

в прессу просочились сведения о том, что, картина бердянского художника Исаака Бродского «Вечерняя заря. У берегов Италии» была куплена в 1999 году в галерее художницы Айдан Салаховой за… 55 тысяч долларов. Очень дорогостоящее «интерьерное пятно» получилось.

Конечно, я поинтересовался у сведущих людей, могут ли сегодня столько стоить картины бердянца, которого при жизни — за верное служение режиму, называли «чего изволите?», а нынче  нередко обзывают «певцом кровавой власти». Ответили мне следующее:

написанный в 1929 году Бродским портрет крестного отца всех ворошиловских стрелков СССР Клима Ворошилова [«Климентий Ворошилов в кабинете» — так называется эта работа] был выставлен на продажу за… пять миллионов рублей [примерно два с половиной миллиона гривен],

созданная Бродским в 1912 году картина «Нянька с детьми» в аукционном доме Sotheby’s была продана за… 937 тысяч фунтов стерлингов [1,5  миллиона долларов] — при оценочной стоимости в 300 тысяч долларов.

В течение многих лет, к слову, «Нянька с детьми» считалась утерянной. До выставления на торги полотно находилось в итальянской частной коллекции. Приобретший картину в 1950-х годах коллекционер считал ее произведением… Клода Моне(!), по неизвестной причине уменьшенным в размере и с неразборчивой подписью.

Так что имеется спрос на картины бердянского художника.

Родился он, добавлю в качестве уточнения, в селе Софиевка Бердянского уезда. В самом Бердянске, который считал родным, учился в четырехклассной городской школе [ныне это один из корпусов Бердянского педуниверситета]. После ее окончания родители записали его в Одесскую рисовальную школу. А далее был Санкт-Петербург, учеба в Академии художеств у Ильи Репина.

***

Сам Бродский, «Ленин в Смольном» которого, несмотря на бомжеватый вид вождя – он не причесан, на нем одет мятый пиджачок, а сидит он в кресле с давно не стираной накидкой, в СССР был известен каждому, многие годы увлекался собирательством картин.  К концу двадцатых годов владел лучшей в Советском Союзе частной коллекцией живописи и графики,  насчитывавшей около тысячи работ. Любой музей мог позавидовать ей. И, наверное, завидовал.

Коллекционированием художник увлекся в студенческие годы – после  того, как Илья Репин подарил ему, своему любимому ученику, три рисунка. Потом приобреталось все, что представляло ценность: картины Серова, Врубеля, Левитана, Архипова, Коровина… других мастеров. Только картин и рисунков Репина Бродский собрал около полусотни. При этом настолько хорошо изучил фактуру живописи своего учителя, что мог определить его работы… с закрытыми глазами. И однажды это доказал, поспорив с друзьями: на ощупь среди нескольких одинакового размера полотен безошибочно узнал работу Репина.

А вот как Бродский описал в книге «Мой творческий путь» приобретение одного из рисунков художника Филиппа Малявина:

«По выставке ходили московские богачи, именитые купцы, увлекающиеся собиранием произведений живописи. Когда появились ящики с рисунками Малявина, несколько миллионеров, бывших на выставке, не желая упустить интересные для них вещи, стали в очередь у ящика с малявинскими рисунками. Я также занял место в очереди, которая сразу нарушилась, когда ящик был открыт, и рисунки стали буквально расхватывать. У одного миллионера я увидел в руках замечательный рисунок «Три бабы». Я стал уверять его, что рисунок ерундовый, и советовал ему выбрать что-нибудь получше, а сам, схватив этот рисунок, быстро удрал и ждал, пока рассосется очередь».

Очень увлеченным коллекционером был бердянец.

Его квартира в Ленинграде – весьма большая, кстати, не могла вместить собранное им. Картины и рисунки, рассказывали бывавшие там, висели на стенах комнат от пола до потолка, а также на створках дверей, на откосах оконных проемов, в прихожей, в коридоре, на стенах винтовой лестницы, ведущей в мастерскую, в тамбуре перед входной дверью на улицу.

А в 1930 году хозяин коллекции решает вдруг часть ее — по 250 работ, подарить родному Бердянску и Днепропетровску – тогдашней региональной столице Приднепровья и Запорожья. Почему он так поступил – истинный собиратель  никогда ведь добровольно не отдаст даже крохотную часть своей коллекции?

Есть два варианта ответа:

по доброте сердца, чтобы оставить о себе память;

органы «порекомендовали» поделиться. Обласканный властью художник будто бы увел у какого-то высокопоставленного [вернее, высокопосаженного] партийца ценную картину и тот сообщил «куда следует»: в то время, мол, как народ строит социализм, данный субъект, выдавая себя за художника, промышляет антиквариатом… или что-то в этом духе. И дело будто бы чуть до суда не дошло – как в случае с Альфредом Кохом. Вот и пришлось Бродскому из собирателя превратиться в дарителя.

Впрочем, так это было или нет, не суть важно. Главное, что в Бердянске – с осени 1930 года, действует один из старейших в Украине Художественный музей имени Исаака Бродского.

Остальная же коллекция «певца кровавого режима», в которую входят около 200 картин самого Бродского и более 600 работ других художников, осталась в городе на Неве — в музее-квартире Бродского, одном из петербургских филиалов научно-исследовательского музея Российской академии художеств. Открыли музей в 1949 году в доме Голенищева-Кутузова на площади Искусств, где последние 15 лет жил художник. Здание построено по проекту Карла Росси и Леонтия Бенуа, соседствует оно с Михайловским театром. При входе в музей установлена мемориальная табличка с надписью: «В этом доме с 1924 по 1939 год жил и умер известный советский художник Исаак Израилевич Бродский».

О режиме, которому верой и правдой служил бердянец, решили, получается, не упоминать.

Владимир ШАК

Фото из открытых Интернет-источников

Исаак Бродский, художник из Бердянска

Исаак Бродский в Бердянском Художественном музее

Альфред Кох у могилы Степана Бандеры

Исаак Бродский «Вечерняя заря. У берегов Италии»

Экспертное заключение по картине бердянского художника

Вождь-полубомж: фрагмент картины  Бродского «Ленин в Смольном»

Борис Кустодиев «Исаак Бродский»

Исаак Бродский «Ворошилов в кабинете»

Исаак Бродский «Няня с детьми»

Бердянское городское училище, в котором учился Бродский

В здании бывшего городского училище теперь учатся студенты Бердянского госпедуниверситета

Вход в музей-квартиру Бродского в Питере

В музей-квартире Бродского: бывший кабинет художника

В музей-квартире Бродского: гостиная

В музей-квартире Бродского: бывшая мастерская художника

(Visited 110 times, 2 visits today)
Оставить комментарий

Отправить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *