Алексей Бабурин: “Футбол в душе и сердце – навсегда!”




Четверг, 02 Август 2018 11:18 Версия для печати

Алексей Бабурин: “Футбол в душе и сердце – навсегда!”

Автор 

Откровенно

История самобытного запорожского «Торпедо», несмотря на исчезновение команды с футбольной карты Украины, по-прежнему вызывает большой интерес у поклонников игры миллионов.
Сегодня мы решили поговорить с одним из тех, кто не один год работал в автозаводском клубе. Алексей Васильевич Бабурин, хорошо известен как один из руководителей автозавода, футбольного клуба.
По партийной линии
– Алексей Васильевич, когда в вашей жизни появилась команда «Торпедо»?
– Практически с первых дней ее создания, в 1982 году. В тот момент я был замсекретаря парткома АвтоЗАЗа, и непосредственно, по партийной линии, курировал футбол.
С первого захода нам не удалось пробиться на уровень команд мастеров, а вот со второй попытки, после финальной части первенства Украины среди команд коллективов физкультуры в Армянске и Красноперекопске, «Торпедо» получило право играть во второй лиге.
– Наверное, поручили вам футбол не случайно?
– Конечно, ведь для меня это родная тема! Как увлекся в детстве, так и до сих пор! Скажу честно – работать с таким руководителем как Степан Иванович Кравчун – одно удовольствие. И касается это не только футбола.
– Степан Иванович – болельщик «Торпедо» номер №1, в своем интервью рассказывал, что для автозавода команда была 49-м цехом…
 – На самом деле команда для него была на первом месте! Можно сказать – первый и самый главный цех! Он беззаветно любит футбол и благодаря его отношению к команде у нас все было хорошо! Звезд с неба не хватали, но командочка была неплохая. В основном, старались делать ставку на запорожских футболистов. Но и те, кого приглашали из других городов, быстро проникались нашим, автозаводским духом, и здесь тоже чувствовали себя как дома. Болельщики это ценили.
– Новые поколения и не знают таких понятий как партийно-комсомольские собрания, субботники, конференции, съезды. А в те времена идеологическая составляющая любого процесса была неотъемлемой частью жизни.
– А как без этого? Мы своими силами, при поддержке партийных, профсоюзных и комсомольских организаций заводских цехов полностью реконструировали стадион [субботники, работа по вечерам]. Земельку для поля просеяли, уложили дренаж, агронома специально пригласили из Крыма… А какое было цветное табло! Единственное на тот момент в Украине!
– Поговаривают 300 новеньких «Таврий» уехало в неизвестном направлении за это табло, по бартеру…
– История умалчивает количество! На самом деле мы собрали «Таврии» для горняков Кузбасса, те поставили уголь в братскую Венгрию, а уже оттуда на нашем стадионе появилось табло. Тамошние специалисты смонтировали, наладили и запустили, а уже дальнейшее обслуживание мы осуществляли сами – инженер-электронщик, выпускник нашей «машинки» Юрий Калинин успешно с этим справлялся многие годы.
Чуть позже, тем же методом народной стройки, на территории заводского пионерлагеря на Великом Лугу построили небольшую уютную учебно-тренировочную базу со спальным корпусом, пунктом питания, гаревым и зеленым полями. Словом, инфраструктура у нас была своя и достаточно хорошая.
Строгий контроль
– Команда благодарила хорошей игрой и результатами?
– В аутсайдерах украинской зоны второй лиги мы никогда не были. В 1990 году стали чемпионами Украины, вышли в переходную лигу, ездили играть в Армению, Азербайджан, Грузию, Молдавию, Россию, Белоруссию. Было интересно, а кое-где и страшно – в Карабахе на трибунах тогда уже сидели болельщики с автоматами…
– Благодаря успешному выступлению в переходной лиге команда получила право сыграть в высшей лиге Первого чемпионата независимой Украины?
– Да, Запорожье тогда было единственным городом в стране, который был представлен в высшей лиге двумя командами! Причем «Торпедо» было единственной чисто заводской командой на таком уровне! Прецедентов не было, и нет до сих пор!
– Как на заводе воспринимали команду?
– Сначала ревностно, ведь игроки были оформлены в цехах на различные должности, по два-три человека. А потом, когда футбол стал праздником, общением и до, и после матча – отношение поменялось. Вспомните, как заполнялись трибуны нашего заводского стадиона! Никаких разнарядок по посещению не было, никто людей не заставлял. Водили и футболистов на завод – в прессовый, механосборочный цеха – смотрите как тяжело люди вас «обрабатывают». Степан Иванович всегда на это обращал внимание футболистов – и всей команды, и по отдельности. Помогало!
– Тогда еще не было такой должности как президент клуба – вы были в каком статусе?
– Куратора команды. Контролировал, курировал, но не вмешивался ни в тренерскую, ни в хозяйственную деятельность клуба. Это уже с развалом Союза, изменениями в экономике, методах работы нужно было перестраиваться. Завод предоставлял клубу все возможности для развития, самостоятельной работы – выделялись дефицитные тогда машины, автотранспорт под коммерческую деятельность. К примеру, давали фуру, грузили ее здесь томатами и отправляли в Узбекистан…
В тот момент, когда «Торпедо» оказалось в зоне вылета – Степан Иванович сказал – хватит играться, иди в клуб президентом. Я тогда работал в должности заместителя коммерческого директора завода и на общественных началах стал непосредственно руководить клубом. Было это в 1994 году.
– Бюджет у футбольного клуба был солидный?
– Он был во много раз меньше, чем у «Металлурга», на содержание которого сбрасывались все предприятия города, а иногда и области! Но результаты выступлений были лучше у «Торпедо» и это факт!
– За счет чего?
– За счет подхода! Командочку мы собрали неплохую – пригласили футболистов из Харькова, Донецка, Днепропетровска, свои ребята опять же были. У нас никто не воровал – деньги, которые выделялись, строго контролировались и шли именно на команду. Мы за всю историю «Торпедо» не обманули ни одного футболиста!
– Команда даже ездила на сборы за рубеж!
– В этом тоже заслуга партнеров завода. При заводе работало украинско-канадское совместное предприятие «Таврия-Магна», были партнеры в Болгарии – в Бургасе, в Германии, там мы также проводили сборы. В те времена только «Динамо», «Шахтер» и наше «Торпедо» могли себе позволить летать на выездные матчи чартерными авиарейсами. У нас был договор с запорожским авиаотрядом – самолеты Ан-24 работали на поставках комплектующих для производства автомобилей, а на Як-40 летала футбольная команда…
– …Президент которой, зачастую, ездил на игры на автобусе вместе с болельщиками.
– Да, было такое! Хорошая у нас была группа поддержки, объездили за командой всю Украину! Болельщики «Торпедо» были на трибунах независимо от места проведения матча – от Ужгорода до Луганска, от Чернигова до Севастополя!
– Задачу сохранения в высшей лиги успешно решили…
– Пришлось, конечно, выкарабкиваться. Чего греха таить – были и определенные договоренности с другими командами. В итоге удалось зацепиться за тринадцатое место. Было нелегко.
Кадры решают все!
– Пришлось принимать непростые кадровые решения?
– А как без этого. Вынуждены были убрать с должности главного тренера Виктора Маслова, поехал я в Хмельницкий за Виктором Матвиенко. Переговорили – он дал добро возглавить команду.
– Почему именно Матвиенко?
– Он был великим футболистом, к слову, выходцем из Запорожья, стал хорошим тренером, пользовавшимся авторитетом в Киеве и его послужной список, работа в Федерации футбола Украины, безусловно, помог нам остаться в высшей лиге. Виктор Антонович – очень коммуникабельный человек, его все знали и он со всеми общался. Все было нормально до сезона 1995/96 гг. В тот период мы, заводская команда, никогда не проигрывали дома киевскому «Динамо». А это о чем-то говорит!
– Как вам удавалось все эти годы проводить качественную селекцию?
– Прежде всего, скажу, что Степан Иванович в селекцию никогда не вмешивался. У нас всегда в команде был хороший микроклимат и мы, повторюсь, никогда никого не обманывали. Менялись игроки, поколения, но марка и репутация «Торпедо» всегда была на высоком уровне. Кто-то приходил заканчивать – как, к примеру, Владимир Бондаренко, Сергей Комлев, Николай Гончаров, Александр Рудыка, Эдуард Тимошенко, Евгений Чеботаев, Виктор Камарзаев, Иван Ледней, Сергей Ралюченко, Юрий Вернидуб, для кого-то «Торпедо» было трамплином – к примеру Арсен Аваков, кто-то стал символом коллектива – тот же Роман Бондаренко, Игорь Черкун, не могу не вспомнить Александра Зайца, которого отыскали в Токмаке, Андрея Глущенко, начинавшего в Орехове. Можно вспомнить и Андрея Максименко, Кирилла Бурхана. Были и ошибки, но, в основном, нам удавалось из хороших футболистов, далеко не звезд, делать хорошую команду. Развивали и свою школу, из которой вышло немало футболистов. Конечно, это была стратегия – многие перспективные ребята после развала команды ушли в «Днепр», «Шахтер».
– История «Торпедо» закончилась с уходом на пенсию Степана Ивановича… А была ли возможность сохранить команду?
– Однозначно была. Корейский инвестор готов был сохранить команду и выделял деньги, но наш менеджмент завода и клуба ее уничтожил. Скажу больше – на рубеже веков была договоренность о возрождении команды с нынешним собственником автозавода! Говорили – выйдем на определенные мощности по производству и реализации автомобилей – возродим команду. Вышли, взяли один рубеж, второй, но до возрождения «Торпедо» дело так и не дошло. Хотя финансовые возможности у завода были.
Запорожский Микоян!
– Не могу не спросить о ваших взаимоотношениях с еще одной легендарной личностью – единственным и неповторимым начальником команды Анатолием Колесниковым…
– Анатолий Петрович по своему характеру, по темпераменту был уникальным человеком! Степан Иванович называл его Микояном, по аналогии с легендарным советским наркомом. Тот работал и при Ленине, и при Сталине, и при Хрущеве, и при Брежневе… Непотопляемый! Так и Колесников! Тренера менялись, пытались и его уволить несколько раз, но всегда Анатолий Петрович решал вопрос и оставался при деле.
Связывали меня с ним не только рабочие, но и дружеские отношения – мы общались семьями, ведь познакомились еще в 1982 году. Работа у Петровича была комплексная – решать вопросы связанные с обучением футболистов, принимать судей, руководить работой администраторов, ну и конечно на заводе он был частый гость – имел постоянный пропуск, общался с руководством, начальниками цехов. Меч быть уволенным висел над ним постоянно! Но Анатолий Петрович был предан футболу, был на своем месте и умел пролезать там, где не никто не пролезет, зайти туда – куда не пускали!
– Не могу не спросить ваше мнение о Лемешко. Говорят при нем, иногда, тазики по раздевалке летали?
– Тренер-махина, человек – глыба! А тазики по раздевалке летали в тот период, когда в команде играл Виктор Камарзаев… Рука у Филипповича – послевоенного вратаря – была как мои две! Мог в свои годы вратаря проверить ударом метров с 30-и! Мог и крепким словцом загнуть, и байку рассказать. С ним было нелегко – авторитетов он не признавал. Квартиру не просил, жил в комнате заводского общежития, правда, «Волгу» для него Степан Иванович выбил. Как только появлялось «окно» в календаре – Лемешко сам за руль и в Киев, к жене. Мы общались с ним и после его ухода из «Торпедо» – ездили с Колесниковым в столицу, поздравляли с днем рождения. Пожалуй, Евгений Лемешко – самая яркая тренерская личность в истории «Торпедо».
Ревность, похищение и второй Старухин
– Отношения с «Металлургом» у «Торпедо», образно говоря, не складывались?
– С их стороны была ревность, были и подножки. Был такой тренер у «Металлурга» Скределис – вредил, из-за чего, собственно, Лемешко и ушел. Выиграй мы тогда у земляков – а договоренность такая была – мы бы остались. Но получилось по-другому… А когда уже «Металлургу» нужна была помощь – с нами, руководством, разговаривать не стали. Наняли бандитов и те принялись запугивать игроков – мол, ноги переломаем и т.п. Думаю, хорошо это помнят и Черкун, и Бондаренко, и другие ребята.
– Помнится памятный эпизод с похищением Алексея Антюхина, уже вроде бы подписавшего контракт…
– Да, воровство футболистов случалось. Тот эпизод связан с сыном одного известного функционера-тренера – приезжал, угрожал и увез Антюхина. Мы обратились в ФФУ, но ФК «Таврия» деньгами и помощью с лечением матери одного из чиновников решила вопрос. Словом, отношение к «Торпедо» в тот момент было наверху предвзятым. Много было моментов, времена были такие.
– Продажа новоиспеченного бомбардира Арсена Авакова тоже стала заметным событием для заводской команды?
– Как он из защитника стал нападающим, тоже интересный момент. Мы играли в Донецке с «Шахтером», проигрывали после первого тайма. Аваков, игравший справа в защите после неудачного подката заработал «горчичник». В перерыве говорю Игорю Надеину – мол, посмотри какая фактура у парня – давай попробуем его в нападении. Он в одном из моментов становится перед мячом у вратаря и получает вторую карточку – удаление! Судья потом оправдывался – просто забыл что у него уже есть предупреждение! Вот такая ситуация. Арсен отбыл две игры дисквалификации, вернулся на поле уже в переднюю линию и неожиданно для всех заиграл! Роман Бондаренко все выиграет на «втором этаже», сбросит на Авакова, а тот, как легендарный Герд Мюллер, и спиной, и коленом, и чем угодно забивал.
Когда московские одноклубники им заинтересовались – было много предложений – как «перевезти из Москвы деньги». Чудил и Арсен, попортив немало нервов. Ушел со скандалом, но спустя какое-то время приехал в Запорожье, зашел в гости, извинился. Что поделаешь – молодой, горячий был. А деньги за него мы получили как положено – на расчетный счет клуба были переведены 150000 рублей.
– Знаковая личность в истории «Торпедо» Роман Бондаренко. Согласны с этим?
– Однозначно. У него были предложении от других команд, но Роман почти всю свою карьеру был верен нашему клубу. Более разговорчивого футболиста я не встречал! Эту слабость мы ему прощали за верность и приверженность «Торпедо»! Труженик и очень порядочный человек.
Помню на сборах в Германии в контрольном матче ему бутсой сильно рассекли бровь – кровь хлещет, зрелище не для слабонервных! Так наш врач Виктор Дмитриевич Кириленко, который сейчас работает в системе «Шахтера», тут же, на бровке, без обезболивания, зашил ему рану – иди, играй дальше! После легендарного горняка Виталия Старухина никто в Украине не играл головой так, как Бондаренко! Очень начитанный, интеллектуал, как и Игорь Черкун – еще один символ «Торпедо».
– Какие матчи остались в памяти у вас?
– Конечно, есть что вспомнить! Как в первом чемпионате, в матче с «Таврией», сделали все, чтобы у «Шахтера» был шанс сыграть в финале с «Динамо», как в добавленное время, проигрывая 1:2, благодаря двум пенальти вырвали победу у «Кривбасса», как на последней минуте, защищая судью, я выбежал на поле в игре с Ровно и получил сильнейший удар от Сироты, вратаря хозяев.
– «Торпедо» для киевского «Динамо» во времена Виктора Леоненко стало настоящей «Грозой авторитетов»…
– Да, не могли они у нас выиграть в Запорожье и в чемпионате, и в Кубке. Уже тогда «Динамо» и «Шахтер», который мы тоже, кстати, обыгрывали, были монстрами нашего футбола! Помню, когда по календарю нам предстояло играть 9 апреля, в день рождения Степана Ивановича Кравчуна, мы с Колесниковым в номере «Интуриста» просили киевлян о подарке для шефа. В качестве «моральной» компенсации, нам назвали космическую, неподъемную сумму… Но наша команда и без этого шага нас не подвела – сыграли с «Динамо» вничью. Видели бы вы лица столичных гостей после матча!
Были и обратные примеры - для нас всегда было тяжело играть с «Карпатами».
– Настоящего заводского «Торпедо» уже давно нет, но по-прежнему есть стадион, законсервирована база, еле-еле сводит концы с концами школа, воспитанники которой играют на разрушающемся детском стадионе с ужасным покрытием. У вас, с вашим-то опытом, связями, авторитетом не было желания вернуться в футбол?
– Когда-то меня звали на общественных началах работать в областной федерации футбола, пробовал за счет личных средств содержать команду, игравшую на первенство города и области, по-прежнему смотрю и переживаю за футбол – болею за «Шахтер» и «Зарю», вырос-то я в Макеевке…
Если начинать, то нужно развивать детский футбол. Но браться за дело, у которого призрачное будущее и обдирать родителей – это не мое. Силы есть, знания, опыт – тоже со мной. Нужна долгосрочная программа, поддержка государства, меценатов, чтобы футбол у нас обрел второе дыхание. Пока ничего этого, к сожалению, нет.
А футбол у меня в душе и сердце останется навсегда.
Вел беседу Игорь ПАВЛЕНКО,
фото из архива «МИГа»

 


Прочитано 835 раз



Поиск